Советский фальшивомонетчик, чьи уловки помогли гознаку улучшить защиту купюр

«Доллары можно печатать элементарно, как заваривать кофе»

Журналисты, периодически приезжающие к Баранову, всегда задают вопрос: почему он не уехал за границу, где, благодаря своим разработкам, мог бы легально заработать миллионы. Изобретатель в ответ пожимает плечами и говорит, что деньги как таковые его никогда не интересовали. Единственная их ценность заключается в возможности изобретать что-то новое.

Удивительная штука, но и в новой России от изобретений Виктора Баранова чаще всего отмахивались. Его технологии казались бизнесменам, стремящимся получать прибыль здесь и сейчас, слишком мудрёными и заумными.

Как-то Баранова спросили, почему при своём таланте он делал только советские рубли, а не американские доллары. Главный фальшивомонетчик СССР усмехнулся и ответил, что ему это было просто неинтересно: «Доллары можно печатать дома элементарно, как заваривать кофе».

Технологию производства рублей изобретатель разрабатывал 12 лет

Баранов был абсолютным уникумом, совершенно непохожим на кустарей, рисующих дензнаки чуть ли не карандашами на коленке. Теоретическая подготовка и эксперименты заняли у него 12 лет. За это время он на профессиональном уровне овладел специальностями полиграфиста, художника, фотографа, химика, гравёра. Он сумел овладеть сложнейшей технологией производства бумаги с водяными знаками, причём продукция Баранова оказалась качеством выше, чем продукция Гознака, и изобретателю пришлось нарочно ухудшать качество, чтобы его купюры не бросались в глаза.

Лабораторию он создал в сарае собственного дома. Соседи периодически бывали там и не видели ничего подозрительного — самые важные части своего оборудования Баранов прятал в разобранном виде под стеллажами.

В 1974 году печатный станок Виктора Баранова был запущен в рабочем режиме. Первой его продукцией стали около полусотни 50-рублёвых купюр. Фальшивомонетчик запустил их в оборот и убедился — большинство не отличает его продукцию от выпускаемой Гознаком.

Репродукция купюры — билета Государственного банка СССР образца 1961 года достоинством в пятьдесят рублей

После этого Баранов занялся производством купюр номиналом 25 рублей. Такое решение следователям он объяснял так: банкнота в 50 рублей по степени защиты уступала 25-рублёвке, а его интересовала не нажива, а овладение техникой производства.

Вскоре Баранов добился своего — его купюры в 25 рублей стали почти неотличимы от настоящих и с лёгкостью сбывались им на рынках.

Дальше Виктор Баранов, по его словам, намерен был действовать так: напечатать такое количество купюр на такую сумму, которая обеспечит ему возможность внедрить в жизнь другие изобретения.

По подсчётам фальшивомонетчика, на это ему было нужно 30 000 рублей.

Слишком хорошие подделки

С точки зрения правоохранительных органов, эта история началась в середине 70-х. К 1977 году в 76 регионах СССР, от Вильнюса до Ташкента, было выявлено 46 фальшивых купюр пятидесятирублевого номинала и 415 — двадцатипятирублевого, имевших, по заключению экспертов, единый источник происхождения. Исключительно высокое качество подделок заставило контрразведку подозревать ЦРУ, которое, конечно, легко могло печатать рубли фабричным способом в США, а затем через агентуру распространять в СССР. Наряду со шпионской проверялась и традиционная версия — предполагали, что фальшивомонетчики получили технологии прямо из Гознака. Более пятисот сотрудников предприятия почти год находились под круглосуточным наблюдением КГБ, пока повторная экспертиза не установила, что Гознак здесь ни при чем, просто кто-то в стране слишком хорошо разбирается в процессе печати денег.

Контрразведка с сожалением оставила идею разыскать в СССР американских сеятелей, разбрасывающих ассигнации, и КГБ с МВД сосредоточились на поисках группы фальшивомонетчиков внутри страны.
Постепенно удалось определить, что на юге России высококачественные подделки появляются чаще, чем в других регионах. Затем круг поисков сузился до Ставрополья, где за три месяца 1977 года было выявлено сразу 86 поддельных двадцатипятирублевок. И наконец, благодаря бдительности продавца-адыгейца, был схвачен первый, как считали силовики, член преступной группировки.

Спецслужбы подозревали ЦРУ и сотрудников Гознака

Свою продукцию он разменивал на рынках, получая на руки купюры Гознака. Жене на расходы Баранов выдавал только «государственные» деньги.

Как бы ни были хороши купюры изобретателя, сотрудникам Госбанка СССР удалось установить, что речь идёт о подделке, хоть и самого высокого качества.

К 1977 году по всей стране были обнаружены 46 фальшивых купюр пятидесятирублёвого номинала и 415 — двадцатипятирублёвого.

Дело было взято на особый контроль

Особое внимание было обращено на сотрудников Гознака — возникло подозрение, что к производству купюр может быть причастен кто-то из профессионалов. Другая версия предполагала, что вброс крупной партии купюр — спецоперация ЦРУ по подрыву экономики Советского Союза

Советские сыщики умели работать. Сначала было установлено, что все фальшивки имеют единый источник происхождения. Затем стало ясно, что центром производства является Ставрополь, где обнаружено наибольшее количество подделок.

Кольцо вокруг Виктора Баранова сжималось, и, что самое удивительное, он об этом знал. Являясь внештатным сотрудником ОБХСС, он возил в рейды оперативниковАлександра Никольченко и Юрия Баранова, которые в это время уже вели поиски «банды фальшивомонетчиков». Но, как утверждал Виктор Баранов, расспрашивать милиционеров о подробностях поисков он не собирался, считая недопустимым «использовать дружеские отношения в свою пользу».

К апрелю 1977 года фальшивомонетчик решил, что свою деятельность пора свёртывать. Оборудование он разобрал, намереваясь развезти его по окрестностям Ставрополя и раскидать по болотам. Но неудачная попытка сбыть ещё несколько купюр в Черкесске помешала этим планам.

Виктор Баранов мог бы стать знаменитым изобретателем, но его идеи были никому не нужны. И он стал самым знаменитым в СССР фальшивомонетчиком.

Жизнь Виктора Ивановича Баранова
– советского «фальшивомонетчика № 1» могла бы сложиться совершенно
иначе, если бы страна нашла применение его таланту.
12 апреля 1977 года. Черкесск. Колхозный рынок. Продавец-адыгеец только
что сообщил милиционерам, как несколько минут назад к нему обратился
покупатель с просьбой разменять двадцатипятирублевые бумажки

Торговцев
просили же обращать внимание, если кто-то будет предлагать на рынке
четвертные или полтинники? Вот он и обратил. Да, конечно, он покажет
покупателя

Вот тот — с портфелем.

Документы у подозрительного покупателя
оказались в порядке: Виктор Иванович Баранов, житель Ставрополя. Но уж
как у него оказалось в порядке с наличными деньгами, милиционерам и не
мечталось. В портфеле у Виктора Ивановича лежали 1925 рублей четвертными
билетами. Эти 77 банкнот стали для Баранова тем же, чем 33 утюга для
профессора Плейшнера, — знаком провала.
— Так кто вы такой? — спросил его следователь, когда милиция доставила
владельца подозрительных денег в отделение.
— Я фальшивомонетчик, — ответил король фальшивомонетчиков.
«Когда привели к следователю, я сразу все осмотрел — хотел выброситься
из окна. Но низко было, второй этаж. Если бы хоть четвертый…»
Мы сидим с Виктором Ивановичем Барановым в ставропольской чайной — здесь
он обычно назначает людям встречи, поскольку маленькая квартира в
общежитии, где кроме 64-летнего Баранова обитают его 32-летняя жена и
наследник двух с половиной лет, мало подходит для встречи с
журналистами.
Перед Виктором Ивановичем на столе выложены странные предметы: кирпич,
приклеенная к стеклу щепка, бутылочка с надписью «Клей-паста «Восторг».
Это последние изобретения Баранова. Но вначале мы просим рассказать
главную историю — о том, как он стал самым известным фальшивомонетчиком
СССР.
 


СЛИШКОМ ХОРОШИЕ ПОДДЕЛКИ

С точки зрения правоохранительных
органов, эта история началась в середине 70-х. К 1977 году в 76 регионах
СССР, от Вильнюса до Ташкента, было выявлено 46 фальшивых купюр
пятидесятирублевого номинала и 415 — двадцатипятирублевого, имевших, по
заключению экспертов, единый источник происхождения. Исключительно
высокое качество подделок заставило контрразведку подозревать ЦРУ,
которое, конечно, легко могло печатать рубли фабричным способом в

США, а затем через агентуру распространять в СССР. Наряду со
шпионской проверялась и традиционная версия — предполагали, что
фальшивомонетчики получили технологии прямо из Гознака. Более пятисот
сотрудников предприятия почти год находились под круглосуточным
наблюдением КГБ, пока повторная экспертиза не установила, что Гознак
здесь ни при чем — просто кто-то в стране слишком хорошо разбирается в
процессе печати денег.
Контрразведка
с сожалением оставила идею разыскать в СССР американских сеятелей,
разбрасывающих ассигнации, и КГБ с МВД сосредоточились на поисках группы
фальшивомонетчиков внутри страны.
Постепенно удалось определить, что на юге России высококачественные
подделки появляются чаще, чем в других регионах. Затем круг поисков
сузился до Ставрополья, где за три месяца 1977 года было выявлено сразу
86 поддельных двадцатипятирублевок. И наконец, благодаря бдительности
продавца-адыгейца был схвачен первый, как считали силовики, член
преступной группировки.
 

Криминальный самородок из Ставрополя

12 апреля 1977 года на колхозном рынке Черкесска к продавцу-адыгейцу обратился молодой мужчина с просьбой разменять две купюры по 25 рублей. В другое время торговец, возможно, и выполнил бы эту просьбу, но буквально накануне сотрудники милиции предупредили завсегдатаев рынка о необходимости сообщать обо всех подобных случаях.

Торговец вежливо отказал, а как только мужчина отошёл от него, поспешил к дежурившим на рынке милиционерам. Те нагнали неизвестного и проверили у него документы. Они оказались в порядке: Баранов Виктор Иванович, 1941 года рождения, житель Ставрополя. Но когда мужчину попросили показать содержимое портфеля, который был у него в руках, то в нём обнаружилось почти 2000 рублей новёхонькими 25-рублёвыми купюрами.

Баранова доставили в отделение, где на вопрос, кто он такой, мужчина спокойно ответил: «Я — фальшивомонетчик!» Так стало известно имя самого гениального изготовителя поддельных денег за всю историю Советского Союза.

Виктор Баранов

Темное прошлое адвоката

Одним из ярких представителей в мире фальшивомонетчиков последних 15 лет стал Геннадий Нефедовский. Прежде всего он прославился тем, что сбывать подделки ему помогали в основном женщины, которых он умел расположить к себе. Сообщницы Геннадия наводнили фальшивками регионы Центральной России — в первую очередь Белгородскую, Липецкую и Воронежскую области.

Нефедовский — выпускник Рязанской академии ФСИН. Ему не давала покоя мысль быстро разбогатеть. Геннадий хорошо знал методы, которые используют в работе правоохранители, и рассчитывал провести полицию, используя для реализации большие группы сбытчиков.

— Он считается пионером классической схемы сбыта поддельных купюр с помощью так называемых дропов. Практически вся его команда состояла из девушек, — рассказывает Журавлев.

Нефедовский обладал мужской харизмой и без труда вербовал наивных дам, а потом предлагал подзаработать.  

— Свою знакомую он посвятил в непосредственный процесс изготовления купюр. Тысячных купюр в то время еще не было — печатали пятисотенные, — рассказывает сыщик.

купюры_1

Специалист лаборатории технической экспертизы документов исследует фальшивые банкноты

Фото: РИА Новости

Девушка не устояла перед обаянием афериста. В ее задачу  входила очистка в фоторедакторе качественно отсканированной купюры от посторонних царапин, грязи и прочих дефектов.   

Дальнейшее было делом техники. Сообщницы Геннадия расплачивались крупной (по тем временам) купюрой за скромную покупку-безделушку.  Сдачу с сотни они оставляли себе, а 400 рублей шло главарю.

В итоговом деле бригады Нефедовского объединились 900 уголовных дел со всей России. Судили шайку из 12 человек по месту первого доказанного сбыта — в Ельце Липецкой области.

— Над поимкой группы Нефедовского работало огромное количество сотрудников полиции из многих регионов, но медаль дали мне — я же из Центрального аппарата МВД, — иронизирует над своей далеко не последней ролью в расследовании Журавлев.    

После отбытия наказания в колонии Нефедовский сумел получить статус… адвоката и теперь оказывает правовую помощь по уголовным делам.

«Был на сто процентов уверен, что ничего не получится»

Но мы забежали немного вперёд. Светлая голова Виктора Баранова всегда была полна идей. После армии он много раз предлагал различным предприятиям различные свои усовершенствования и изобретения. Его хвалили, но в жизни предложения не внедряли.

В СССР сложилась довольно странная ситуация — с одной стороны, государство всячески пропагандировало деятельность изобретателей и рационализаторов, но при этом большая часть их проектов оставалась лежать «мёртвым грузом». Предприятия, ориентированные на выполнение плана, не хотели тратить время на внесение каких-либо изменений в технологии производства, опасаясь, что это приведёт к временному снижению темпов выпуска продукции.

Баранова невостребованность собственных идей обижала. И тогда ради самоутверждения он решил взяться за освоение технологии, которой он интересовался ещё в детстве, — производства денежных знаков.

«Когда я начинал делать деньги, был на сто процентов уверен, что ничего не получится. Но было интересно проверить свои возможности», — вспоминал он много лет спустя.

Задача на самом деле была очень сложная. Сегодня информацию о различных технологиях можно почерпнуть на просторах интернета, но полвека назад Всемирной сети ещё не существовало. Баранов в поисках нужной литературы отправился в библиотеку, но там не было нужных книг по столь деликатному вопросу.

Но изобретатель был упрям и настойчив. Нужную информацию он добывал по крупицам, специально ездил в Москву, в библиотеку им. Ленина, для изучения полиграфической литературы, имеющейся там. В Ставрополе он бывал в типографии издательства «Ставропольская правда», где увидел клише высокой печати.

Арест

Поддельные банкноты на финансовом рынке обнаружили не сразу — слишком качественно были выполнены фальшивки. Но однажды обычный банковский сотрудник заметил фикцию, и вся служба Госбезопасности была поставлена на ноги для поисков наглого правонарушителя.

Интересна была рабочая версия фальшивопечатания. КГБ утверждало, что за липовыми банкнотами стоит США. Однако со временем эту гипотезу пришлось отвергнуть, так как было определено, что локализация поддельных денег находится в Ставропольском крае.

В один из обычных весенних дней фальшивомонетчик был арестован. По словам Баранова, в его задержании принимали участие… два его напарника-офицера. Дело в том, что в то время правонарушитель работал внештатным водителем ОБХСС, поэтому часто возил работников данного учреждения по служебным делам.

Кустарный метод

Виктора Ивановича сильно волновал вопрос — сумеет ли он скопировать денежные знаки так, чтобы их было невозможно отличить от настоящих?

Нужную информацию оказалось найти не так просто. Букинистические магазины оказались в этом деле не помощниками. Тогда Баранов стал наведываться в Ленинскую библиотеку, что в Москве. Только там сумел обнаружить нужную литературу. Он кропотливо изучал книги по цинкографии и полиграфии, переписывая ключевые моменты. Правда, несколько бумажных изданий Баранов прикарманил. О чем, правда, последствии сожалел: «Не отношусь к людям жуликоватым».

Мастерскую Виктор Иванович оборудовал на территории собственного дома, в сарае. Сначала он взялся за изготовление 50-рублевых купюр. Интересно, что по качеству его фальшивка получилась даже лучше, чем исходник. Поэтому деньги пришлось ухудшать. «Выпустив» 3 500 рублей Баранов решил, что пришло время взяться за самого крепкого орешка — 25-рублевую купюру. Дело в том, что эта банкнота была самой защищенной из всех. Опять же сыграло самолюбие, сумеет или нет? Сумел.


Купюры. (wikipedia.org)

О том, чем занимался Виктор Иванович в своем сарае, не знал никто. Он был примерным семьянином, работал водителем в гараже Ставропольского крайкома КПСС. Некоторое время Баранов даже возил Михаила Горбачева. Будущий последний Генеральный секретарь ЦК КПСС занимал тогда должность крайкомовского секретаря. Гости, бывавшие в доме Баранова, ничего не подозревали. Даже если кто-то из них заглядывал в сарай, то мог увидеть оборудование для фотопечати да слесарный станок. «Штуки» для печатания денег всегда хранились в разобранном состоянии.

Виктор Иванович поначалу старался не выделяться. Поддельные купюры тратились по необходимости. Но потом, в августе 1976 года, он уволился. Это и стало впоследствии главной ошибкой. Безработный Баранов покупал жене драгоценные «побрякушки», делал родне дорогостоящие подарки, купил себе «Ниву».

«Я — фальшивомонетчик!»

В середине 70-х годов правоохранительные органы были уверены — в СССР орудует банда профессиональных фальшивомонетчиков. По всей стране то и дело всплывали поддельные денежные купюры, причем очень высокого качества. Ходили самые разнообразные версии: от козней США до махинаций сотрудников Госзнака.


Денежная бумага. (wikipedia.org)

Безработный Баранов, владеющий не дешевым автомобилем и делающим дорогостоящие покупки, заинтересовались милиционеры. 12 апреля 1977 года его задержали на колхозном рынке в Черкесске. Взяли, что называется, с поличным — Баранов пытался разменять поддельные деньги. При обыске у него обнаружили 77 банкнот номиналом в 25 рублей. Виктор Иванович не стал сопротивляться. Наоборот, он сразу заявил: «Я — фальшивомонетчик!». Баранов активно сотрудничал со следствием, рассказал и показал, как именно он подделывал купюры. Сначала милиционеры были уверены, что он — лишь верхушка айсберга, которая пытается отгородить от правосудия подельников. Но эксперты подтвердили, что Баранов работал один. Главную свою задачу Виктор Иванович выполнил — его талант признали. А одно из его изобретений впоследствии осело на Госзнаке.

Благодаря активному сотрудничеству со следствием, Баранов получил довольно мягкое наказание — 12 лет заключения. Уже находясь в тюрьме он даже написал письмо министру МВД СССР, в котором подробно расписал методы для улучшения защиты денежных купюр.


Формы. (wikipedia.org)

Виктор Иванович освободился в 1990 году. Оказавшись на свободе, он первым делом основал фирму и начал заниматься производством духов.

А в прошлом году состоялась премьера сериала «Деньги». В основу которого легла история советского фальшивомонетчика № 1.

В тюрьме Баранов руководил самодеятельностью

В Советском Союзе производство фальшивых денег считалось тяжким преступлением, и многие фальшивомонетчики поплатились за него жизнью. Эта участь вполне могла постигнуть и Виктора Баранова.

Но суд учёл всё — и то, что Баранов сотрудничал со следствием, и то, что действовал он в одиночку, а не в составе криминальной группировки, и то, что объёмы произведённых купюр были относительно невелики (33 454 рубля, из которых сбыты были 23 525 рублей).

В итоге Виктора Баранова приговорили к 12 годам лишения свободы.

В исправительно-трудовой колонии города Димитровграда Баранов заведовал художественной самодеятельностью, которая регулярно занимала первые места на конкурсах среди подобных заведений.

Когда большая часть срока прошла, фальшивомонетчика перевели отбывать остаток срока в уральский посёлок Колва, что неподалёку от Соликамска. Здесь он удивил всех, создав уникальный портрет Ленина
размером четыре на девять метров, который был виден за несколько километров.

В 1990 году Виктор Баранов вернулся в Ставрополь. Страна менялась, и изобретатель, отдавая дань времени, занялся бизнесом — производством женских духов и ароматизаторов белья из натуральных масел. Продукция Баранова была оригинальной и качественной, но выдержать конкуренцию с копеечным китайским ширпотребом не смогла.

Личная жизнь фальшивомонетчика Виктора Баранова

На момент своего ареста за подделку денежных знаков Виктор Иванович был женат. Были ли у пары дети – неизвестно доподлинно. После вынесения приговора жена подала на развод, а получив его, буквально забыла о бывшем супруге.

Виктор Баранов освободился в 1990 году, вернулся в Ставрополь, через некоторое время вновь женился. Некоторое время он трудился на местном заводе «Аналог», потом попытался открыть собственное производство духов, но разорился.

Сейчас один из лучших в мире фальшивомонетчиков живет в общежитии города Ставрополь со второй женой. Чем он занимается — неизвестно. Но вряд ли он вновь выпускает деньги или что-то изобретает.

Интерес к деньгам

В Ставрополе, где в обычной школе учился будущий криминальный гений, он всегда был на хорошем счету у учителей. До пятого класса Витя Баранов ходил в круглых отличниках, да и поведением всегда отличался примерным. В числе его любимых школьных предметов было рисование… Парень ходил в художественную школу, писал красивые закаты… А лучше всего у него получались копии с известных картин — «Аленушка» Васнецова, «Утро в сосновом лесу» Шишкина и других.
После армии Виктор работал одно время экспедитором в Ставропольском крайкоме партии. И дважды даже отвозил ночью домой с работы Михаила Горбачева — в ту пору третьего секретаря комитета по комсомольской работе.

Изобретатель закрывался в своем сарае на ставропольской улице Железнодорожной и работал буквально день и ночь. Плоды этой работы можно увидеть сегодня в музее МВД. Целую комнату занимает барановская «экспозиция», которую везли в Москву ни много ни мало — на двух КамАЗах!

ОДИН ЗА ВСЕХ


Путь к высокому званию короля советских
фальшивомонетчиков Виктор Иванович начал с того, что обмакнул пятак в
чернила и приложил к бумаге. Это было в 1965 году. Поразмыслив над
получившимся оттиском, он отправился в краевую библиотеку им. М. Ю.
Лермонтова, думая найти там интересующие его книги по полиграфии. Ни
там, ни в букинистических магазинах, ни в разговорах с сотрудниками
типографии газеты «Ставропольская правда» тайных знаний монетного двора
Баранов, увы, не приобрел. И тогда Виктор Иванович взял отпуск и полетел
в Москву.
В те времена Библиотека им. Ленина гостеприимно открывала двери любому
советскому гражданину, стремившемуся к знаниям, и очень скоро Баранов
уже конспектировал книги по полиграфии. Книг было много, времени мало,
поэтому гость столицы украл несколько раритетных изданий. «Не утерпел,
грешный, — объясняет Виктор Иванович свой аморальный поступок. — Это
было единственное в моей жизни воровство». Затем он отправился по
букинистическим и обогатился книгами немецкого автора Гинакса «Основы
современной цинкографии», работника Госзнакоиздата Крылова «Изготовление
клише» 1921 года выпуска и «Основы репродукционной техники» Шульца. С
этими драгоценными находками Баранов и вернулся домой.
Изучив литературу, Баранов понял, что придется досконально овладеть
почти 20 специальностями. По сути, задача была невыполнимая: он должен
был повторить в одиночку то, что создавало целое производство, имевшее в
своем распоряжении засекреченные технологии, труднодоступные материалы и
уникальные человеческие ресурсы. Но Баранов почему-то не придал этому
значения — заперся в сарае и занялся экспериментами.
Четыре года ему понадобилось, чтобы научиться делать водяные знаки и
бумагу нужного качества, два с половиной — чтобы сделать краску для
глубокой печати, год ушел на краску для высокой печати. Детали для
оборудования он по частям заказывал умельцам на разных ставропольских
заводах. Химреактивы покупал с рук на трансформаторном заводе. За годы
экспериментов в сарае он изучил травильные и фотоработы, освоил
копирование на альбумине, желатине, ПВА и ПВС, научился делать
деревянные и резиновые клише. Этим занимался Баранов-технарь.
Баранов-художник занимался воспроизведением защитной сетки на купюрах —
причудливых орнаментов, наложенных друг на друга (результат хитроумного
труда художников, граверов и мастеров-гильоширов Гознака). Для
стороннего глаза они выглядели блеклыми разводами, но Баранов слой за
слоем «разобрал» защитную сетку, с удивлением обнаруживая изображения
львиных морд и мифических животных. «На мне несколько рубашек просто
сгнило за эти 12 лет поисков», — рассказывает король фальшивомонетчиков.
— Я мог просидеть в сарае и день, и два». Он уволился из шоферов
крайкома и перешел работать пожарником, чтобы дежурить сутки через трое.
 


У Баранова не было друзей, ведь друзья любят наведываться без стука. Для
подозрительных соседей он регулярно устраивал «день открытых дверей».
Любопытным старухам, заглянувшим в мастерскую, открывался вид на
слесарный станок, увеличитель и бачки для проявки — все самое интересное
Баранов прятал в разобранном виде под стеллажами. Только подозрительный
сосед-охотник продолжал считать, что Баранов ночью льет в сарае дробь.
Наконец в 1976 году, отпечатав очередной образец пятидесятирублевки, он
не смог найти в ней отличий от настоящего полтинника. Подделку выдавал
только

Ленин на водяном знаке. «Я его лет на пятнадцать сделал моложе, —
объясняет Баранов. — Старый не нравился». Можно было начинать
обогащаться. Но, как ни странно, Баранов не бросился печатать чемоданы
денег. Даже милиция признает, что Баранов использовал свой денежный
станок очень скромно. Единственным серьезным приобретением за все эти
годы стал автомобиль. И то, по словам Виктора Ивановича, вся сумма была
выплачена им из честных трудовых сбережений. «В рестораны я не ходил, не
курил, не пил, девчат у меня не было. И телевизора не было, был только
маленький холодильник. Мне не нужно было — я занимался работой». Все
деньги уходили на изготовление нового оборудования. Родным поддельные
купюры он не давал. «Жена однажды спросила, откуда деньги, — вспоминает
Баранов. — Я сказал, что предлагаю свои изобретения заводам. Жене я
много денег не давал — 25, 30, 50 рублей».
Параллельно с изучением монетного дела Баранов наблюдал за поведением
продавцов на рынках, чтобы понять, как «ходят деньги». Например,
торговцы рыбой всегда берут купюры мокрыми руками, у торговцев мясом
руки часто бывают в крови. Кавказцы охотно берут новые хрустящие купюры.
В результате Баранов пристроил 70 полтинников, после чего решил с ними
завязать. Надоели фантики.