37 привычек заключенных, от которых сложно избавиться даже на свободе

Ад администрации

Основная масса зэков «красного» лагеря, несомненно, страдает. Осуждённые в режимных отрядах ничем не заняты и постепенно тупеют перед телевизором или радиоприёмником с ежедневной передачей о правилах внутреннего распорядка (ПВР). В производственных — рабочих — отрядах зэки, наоборот, с утра до вечера пашут на предприимчивого начальника колонии в промзоне. Однако по сравнению с простым активистом из отряда СДП любой другой зэк живёт шикарно.

Когда в «красном» лагере обычный заключённый без связей и денег попадает в систему СДП, то выбор у него небольшой: смириться и делать всё, что скажут, или страдать от издевательств, а потом всё равно смириться и делать всё, что скажут.

После двухнедельного карантинного ада зэки распределяются администрацией по отрядам и должностям. Не повезло тем, кто по той или иной причине попадает в СДП. Как минимум спать им придётся куда меньше положенного, а получать по печени, наоборот, гораздо больше.

Первые три дня неофит учит администрацию лагеря. Это значит, что в свободное между подъёмом и отбоем время зэк сидит и, словно стихотворение в школе, учит ФИО, звания и должности всех тех представителей администрации, что работают в лагере. Десятки фамилий и званий перепутать легко, далеко не все зэки хорошо знают русский язык, но в тугой атмосфере страха, так умело создаваемой садистами-активистами, экзамен по администрации не сдают единицы. Кто в школе так и не научился рассказывать стихи, был позже жестоко бит в лагерном СДП.

Теоретическая зубрёжка сменяется практикой в лагере. Если посмотреть на лагерь с высоты птичьего полёта, то на всех перекрёстках и узловых объектах можно заметить «эсдэпуриков». У каждого из них в руках блокнот, за ухом — карандаш. В лагере активисты СДП следят за всем и всеми: записывают передвижение сотрудников администрации, ведут хронометраж и пишут о маршрутах тех зэков, что интересуют оперов или верхушку СДП, подслушивают разговоры и даже пытаются вербовать в свои агенты обычных зэков.

«Мент колонии». 2018 год, колония ИК-40 г. Кемерово.

«Эсдэпушник» обязан знать в лицо всех сотрудников администрации, издалека узнавать по походке любого работника колонии. Поэтому новички стоят, например, на углу штаба и часами смотрят на «шлюза» — входные двери в лагерь. Как только они заметят появившегося сотрудника, то тут же подают жестами сигнал на следующую точку «эсдэрупиков» где-нибудь метров за тридцать и записывают на листок время и код сотрудника. Чтобы записи были точными, а связь — мгновенной и в тоже время не считывалась случайным наблюдателем, все сигналы и записки кодированы. Каждому сотруднику администрации верхушкой СДП присвоен код в виде цифры и жеста. Стоит какому-нибудь заместителю начальника выйти с обходом в лагерь, как впереди него летит весть: такой-то и во столько-то вышел из штаба и идёт в зону. Центровые узлы нервной системы лагеря приходят в боевую готовность: прячут запрещенные предметы, наводят в отрядах и на объектах лоск и готовят отчёты.

С помощью зэков администрация следит в том числе и за своими же сотрудниками. На любом обходе и при отрядных плановых обысках всегда присутствует «эсдэпурик» и пишет, что и у кого изъято, во сколько был закончен обыск и сколько пакетов с изъятыми вещами были доставлены в дежурку. Таким образом «хозяин» лагеря исключает возможность появления коррупционных связей между осуждёнными и сотрудниками.

Так же тщательно СДП следит и за зэками, правда, не за всей массой, а только за теми, кто на карандаше. Профучётники и юридически грамотные заключённые, наглецы и потенциальные бунтари — все те зэки, кто представляет какой-то интерес для оперативников, берутся на особый контроль, «на карандаш». «Эсдэпурики» их так и называют — «карандаши». Их разговоры пишутся, передвижение по лагерю — пишется, время посещения туалета — пишется. Не нужно никаких видеокамер и умных систем наблюдения: зэки следят и докладывают не хуже, но гораздо дешевле.

Что говорить, когда входишь в хату?

  • Такие общепринятые слова вежливости, как «Спасибо» и «Пожалуйста» на зоне не стоит использовать. Но можно заменить их такими словами: «Благодарю», «По возможности».
  • Использовать нецензурные выражения и матерные слова в избытке новичку не стоит. Когда новичок усвоит сложившийся в хате лексикон, тогда уже никто не будет негативно реагировать на его речь.
  • Не стоит употреблять такие слова в лексиконе, как «Хочу спросить». На тюремном лексиконе эта фраза означает привлечь к ответу за нарушение правил воровской жизни, что само по себе является серьезным оскорблением. В тюрьме нужно говорить так: «Хочу поинтересоваться», а если новичка спрашивают, с какой целью тот интересуется, тогда нужно отвечать так: «Хотел поинтересоваться для себя».

«В тюрьме сложно сохранить чувство собственного достоинства»

До того, как попасть в колонию, я читала о тюрьмах лишь в художественной литературе. У того же Солженицына, например. Эти книги были, конечно, не о российских, а о советских тюрьмах, о ГУЛАГе. Я и не думала, что когда-нибудь столкнусь с похожим миром.

Условия содержания в колониях с тех пор сильно изменились: того, что описывал Солженицын, уже почти не осталось. Хотя мне довелось побывать в одной из пересыльных тюрем, где нужно было спать на полатях — таких больших двухэтажных лежанках, покрытых деревянным настилом. На них буквально вповалку спят по несколько человек. При мне это ещё было. Сейчас, надеюсь, такого уже нет.

Что действительно сохранилось с советских времён и вряд ли скоро исчезнет — отношение к заключённым в тюрьмах. В российских колониях очень сложно сохранить чувство собственного достоинства. В человеке видят объект, бесправное существо, а не личность, и такое отношение проявляется во всём, от устройства быта до обращения к заключённым. В тюрьме к тебе все будут обращаться на «ты». Я помню, что по привычке старалась обращаться на «вы» и к заключённым, и к работникам тюрьмы. Женщин-заключённых это настораживало, они видели в этом какой-то подвох, настолько не привыкли к такому обращению.

«Прописка» или «пробивка»?

Сегодня как таковой прописки, то есть избиения, нет. Но есть другое понятие – пробивка. Это когда вновь прибывшему начинают задавать различные вопросы

Если он четко на них отвечает, не суетится, осторожно отшучивается, тогда он может повеселить народ

Если вас кто-то оскорбил, то не нужно умалчивать или отшучиваться, следует ответить обидчику тем же. Если кто-то ударил, тогда нужно ударить в ответ.

Не нужно бояться получить увечья. Все равно после потасовки сокамерников разнимают. Часто старший говорит: «Не сердись, братан. Мы тебя просто пробивали».

Еще один важный момент по время «пробивки»: если новичка что-то задело или он не хочет разговаривать на какую-то тему, то ему не нужно давать это понять окружающим. В противном случае сокамерники будут доставать его этим при каждом удобном случае.

В тюрьме заняться особо нечего, поэтому заключенные часто беседуют. И зачастую разговоры их заходят о женщинах, сексе. Если новенькому неприятна такая болтовня, тогда он должен вежливо сказать, что не хочет распространяться на эту тему.

Если его все-таки вовлекли в разговор, тогда он должен рассказать о своих похождениях. Причем можно рассказывать как реальные истории, так и выдуманные. Однако бывалые тюремщики предупреждают: ни в коем случае нельзя рассказывать об оральных удовольствиях.

Как входить в хату, в тюрьме: испытание на прочность

Любого новичка проверяют, насколько хорошо или плохо он знает тюремную жизнь, ее законы и правила. Для этого опытные сидельцы устраивают «подлянки» – испытания.

Если новенький их прошел, значит он сознательно шел на преступление и был готов к тому, что может оказаться в местах лишения свободы. А это значит, что с ним будут держаться, как с равным.

Если новенький не знает о подлянках, тогда ему может грозить унижение со стороны бывалых сидельцев.

Существует множество различных проверок. Приведем примеры наиболее распространенных:

  • Реагирование на брошенное полотенце. Многие первопроходцы не знают, как правильно заходить в хату, если у входа лежит полотенце. Кто-то поднимает его, кто-то вытирает о него ноги. Если пришедший знает тюремные законы, то он должен будет наступить на полотенце или другой предмет, специально брошенный зеком, и вытереть о него ноги.
  • «Подними мыло». Иногда постоялец при передаче мыла новичку специально бросает его под ноги новенькому заключенному. Если новичок поднял мыло, то это будет означать, что он поклонился постояльцу. В тюрьме действует такое правило: «Не я ронял, значит, не я должен и поднимать».
  • Игры, сопряженные с физическим воздействием на новенького. Существует множество игр. Человек, который раньше никогда не был на зоне, вряд ли знает о них.

Игры с новеньким заключенным

Распространенная на зоне игра называется «Хитрый сосед». Новичку завязывают глаза, а кто-то из сокамерников начинает бить его по голове. Тому необходимо будет определить, кто применяет по отношению к нему силу.

Подстава в том, что новичок никогда не угадает, кто его бьет по голове, если не знает всех тюремных законов и правил. Дело в том, что по голове его будет бить совсем другой человек, который не участвует в тюремных играх – распорядитель.

Если заключенный знает обычаи и правила в тюрьме, то он сразу отгадает, кто ударил его по голове.

Еще одна игра-проверка на зоне называется «Посчитать звезды»: новенькому завязывают глаза, ставят на стул. Затем кто-то выбивает у него стул из под ног и спрашивают: «Сколько звезд ты увидел?».

В соответствии с названной цифрой он получает то же количество «морковок» – удары мокрым полотенцем, свернутым в жгут. Знающий человек еще до начала игры заявляет, что никаких звезд он не увидит, и его освобождают от такой игры.

Если новичок не выдержал испытания, тогда его причисляют в разряд «чуханов». Такому заключенному под угрозой расправы предлагают на выбор:

  • помыть туалет;
  • съесть мыло.

Если он соглашается на мытье «параши», тогда его зачисляют в разряд «помоек», «ложкомоек». Во втором случае он становится «чушкарем».

О кличке, погоняле

Прибывшего в камеру заключенного начинают расспрашивать о его жизни: чем занимался, с кем дружил, где рос, есть ли у него кличка и т. д. Если кличка есть, то новенький вырастает в глазах сидельцев.

Если позывала нет, тогда заключенные кидают «на решку». Это значит, что заключенный должен прокричать в окно: «Тюрьма, дай кликуху!».

Если он соглашается на такой унизительный поступок, тогда бывалые сидельцы дают ему кличку. Как правило, погоняло у такого новичка будет унизительным.

Встреча новенького на зоне иногда происходит абсолютно равнодушно. А вообще встречают заключенных по-разному, да и входит каждый по-своему.

Как выглядит зона и камеры внутри?

Если учреждение недавно, или относительно недавно открыто, то внешний вид помещений довольно сносный, но, естественно, без излишеств.

  1. Стены коридоров и камер побелены и покрыты краской на высоту несколько большую человеческого роста из соображений гигиены — такое покрытые проще очищать от большинства видов загрязнений.
  2. Обстановка помещений тоже спартанская: простые двухъярусные кровати или койки, такие же незатейливые столы и скамьи к ним.
  3. Двери в камеры упрочнены металлическими пластинами и простыми, но надежными запорными механизмами.

Чем старее помещения, находящиеся в управлении исправительного учреждения, и чем меньше его материальное обеспечение, тем сложнее бытовые условия находящихся в заключении людей.

При таких обстоятельствах облезлые стены с подтеками различного происхождения, мебель с «хрупким здоровьем» вполне обычное явление. Как и сантехника, «помнящая» времена Сталина.

Первый день в тюрьме: что ждет новичка-первопроходца?

Первый день в неволе кажется самым трудным для вновь прибывшего заключенного. А если он никогда раньше не сидел, то ему вдвойне будет тяжелей, поскольку придется учиться не только правилам выживания, но и тюремным законам.

Когда арестанта заведут в камеру, ему обязательно нужно будет поздороваться с другими заключенными. Как это правильно сделать?

Нельзя приветствовать в тюрьме незнакомую публику такими фразами:

  • «Здорово, мужики!» – для определенной категории сидевших такие слова могут иметь оскорбительный характер. Правильней будет сказать: «Здравствуйте!» или «Добрый день», «Доброго здравия». Хотя некоторые зеки могут докопаться и до этих слов, мол, с какой стати день добрый. Поэтому лучше использовать такие выражения: «Привет честной братве!», «Мир вашему дому».
  • «Здорово, пацаны!» – фраза тоже некорректная в тюремном мире. Использовать ее по отношению к незнакомым лицам на зоне нельзя.

Не нужно спешить здороваться за руку с каждым заключенным. В тюрьме есть определенные касты и масти, с представителями которых нельзя здороваться за руку. Это будет считаться унижением.

Но это не значит, что нужно молча сидеть. Заключенный должен быть вежливым, сдержанным, однако не стоит проявлять чрезмерную вежливость.

Такие качества в человеке, как приветливость и доброжелательность в тюрьме ценятся, однако слащавость и излишняя интеллигентность не приветствуются. Заискивание принимается заключенными, как слабость характера, поэтому таких людей они презирают.

Советы новичкам, прибывшим в 2019 году в места не столь отдаленные

  • В камерах (хатах) всегда есть кое-какой запас денег, продуктов, лекарств, наркотиков, сигарет. Этим добром распоряжается старший по камере или старший по лагерю. Если новичок или любой другой сиделец без разрешения старшего возьмет что-то тайно из общака, то его примут за крысу, морально опустившегося осужденного. Обычно таких заключенных жестоко наказывают или создают для них такие условия жизни, что тому невольно придется обращаться к администрации.
  • Один из первых вопросов, которые задают новичку, касается статьи. Отвечать на него нужно так, как виновный отвечал на следствии. Здесь не приветствуются статьи по половым преступлениям и другие циничные.
  • Ни в коем случае нельзя справлять нужду в тот момент, когда соседи по камере сидят со столом и пьют чай или едят. Это считается оскорблением.
  • Всегда нужно благодарить тюремного заключенного за оказанную им услугу, пусть даже самую незначительную.
  • По тюремному этикету заключенные могут и должны обращаться друг с другом на «ты» даже по отношению к тем людям, которые намного старше и авторитетней.
  • Ни при каких обстоятельствах нельзя брать у сокамерников в долг. Исключением является карточный долг.
  • Никогда нельзя давать обещаний, например, вернуть в «общак» деньги или какую-то вещь. Обещать можно только то, что реально выполнимо, иначе за невыполнение обещания придется расплачиваться.
  • В неволе нельзя хвалиться своим финансовым положением, мол, на воле есть хорошая машина, квартира, бизнес. Таких там не любят. Лучше всего прикинуться «середнячком» или бедным.

Как правильно заходить в хату на зоне?

При заходе в тюремную камеру нужно громко со всеми поздороваться. Не нужно стоять у входа, топтаться или озираться. Нужно определить блатной угол и пройти к нему. Если кто-то стоит на пути, тогда нужно вежливо подвинуть его, не утруждать себя в извинениях.

Поначалу новенькому сложно будет понять, о чем говорят тюремщики. Однако не нужно пытаться самому выдумывать, додумывать, о чем они толкуют, иначе можно неправильно растолковать смысл разговора.

Поэтому вновь прибывшему лучше каждый раз переспрашивать у товарищей, что значит, о чем идет речь. И не нужно переживать, что кто-то будет смеяться над новичком и его незнанием тюремных законов.

Такому знатоку сразу затыкают рот, мол, все когда-то были новичками и учились, познавали новые законы тюремной жизни.

Ни в коем случае новичку нельзя «понтоваться». Все равно беззащитность и тюремная неопытность в дальнейшем проявятся.

Нужно вежливо объяснить соседям, что вы новичок, законов не знаете. Обязательно нужно поинтересоваться, с кем можно побеседовать, чтобы узнать о правилах, обычаях, по которым живут заключенные.

Если такой вопрос будет задан, тогда новичка подведут к самому уважаемому в камере заключенному. Он всегда спит на нижней полке у окна.

Разговаривая со смотрящим, нужно говорить о себе правду. Вранье всегда всплывет наружу. Не нужно лгать по поводу работы наверху, то есть, в обычной жизни.

Однако все же можно солгать только в том случае, если новенький работал в милиции или же он получил срок за сексуальное извращение.

На вопрос: «Ты кто по жизни?» нужно отвечать очень осторожно. Если новичок был посажен за решетку по политическим причинам, тогда нужно сказать, что вы – политический

В других случаях нужно сказать так: «Я еще обдумываю этот вопрос».

Как проходят короткие и длительные свидания?

Продолжительность встреч с близкими и количество таких свиданий зависят от двух причин: суровости наказания осужденного и его поведения в исправительном учреждении.

Чем мягче приговор и образцовее жизнь заключенного с точки зрения его смотрителей, тем больше привилегий.

Короткие свидания длятся 2-4 часа, в помещении, отведенном для встреч, при обязательном присутствии смотрителя или нескольких.

При этом нужно учитывать, что передавать заключенному что-либо во время таких контактов категорически запрещено.

В ряде учреждений встречи проходят в формате телефонного общения, через прозрачную перегородку, позволяющую людям видеть друг друга.

При длительных свиданиях предусмотрено беспрерывное нахождение заключенного с близким человеком на протяжении 3 трех дней, в помещении для встреч, оборудованном за счет учреждения и находящимся на подконтрольной последнему территории.

Длительные свидания не положены, если осужденный отбывает наказание за особо тяжкое правонарушение, неоднократно нарушал предписания режима.

ИВС. Не верь

После задержания вас, скорее всего, отправят в изолятор временного содержания, ИВС. Это полицейское учреждение, где вас могут продержать до 48 часов без решения суда. Это еще не СИЗО и не тюрьма, а только их «предбанник».

Андрей: Находясь в ИВС, гражданин понимает и ощущает, что жизнь не так прекрасна. Отсутствие солнечного света в камере, отсутствие чистого воздуха и, частенько, антисанитария многих подкашивают морально. Но не надо забывать, что впереди, возможно, еще более худшие условия для существования. Поэтому – не стоит доверять сокамерникам… Многие сотрудничают с дознавателями, кто-то работает на них. Если в камере, где содержатся лишь задержанные впервые, находится гражданин весь в татуировках, рассказывающий, как легко и просто он жил в зоне, знайте: это работник тех, кто вас допрашивал накануне, с 99-процентной гарантией. Вам могут предложить «дежурного» адвоката на допросе, либо ином следственном действии. Не соглашайтесь! Дежурный адвокат, как правило, начинает вас склонять к тому, чтобы вы сознались в преступлении, которое вам вменяют, с объяснением, что так вам меньше дадут, либо отпустят домой под подписку о невыезде. Как правило, подобная «медвежья» услуга дежурного адвоката потом будет стоить слез и, скорее всего, грозит реальным сроком. Встречаются и адвокаты по назначению, которые честно отрабатывают свой хлеб и репутацию, но таких единицы. Поэтому предлагаю подумать хорошенько и смотреть, где и под чем расписываться.

Алексей: С первых минут необходимо понимать, что ты попадаешь в часть другого мира, где в отношении тебя могут проводить оперативные мероприятия, используя твоих сокамерников, которых как будто постоянно из камеры вызывают то следователи, то адвокаты. На самом деле они постоянно ходят к операм сливать информацию по тебе и получать новые задания по твоей разработке. С первого шага в этот другой мир задержанный должен быть «простачком», который, зайдя в камеру, просто скажет: «Всем привет». При этом внутренне необходимо держать волчью оборону и в любой момент принимать решения в соответствии с внутренним восприятием. За минуту слабости можно платить десятилетиями, а может, и вечность.

Когда придет нанятый адвокат, через него вы сможете сообщить близким и родственникам любую информацию, так как ваши встречи будут носить конфиденциальный характер, таков закон.

В ИВС вас долго держать не будут, и в случае ареста вы поедете этапом в СИЗО. Это новое испытание — вы вроде адаптировались в ИВС, но тут опять что-то новое и страшное.

Алена: Что такое ИВС… Прежде всего, это вакуум неопределенности, в котором даже бывалый человек начинает себе рисовать картины с наилучшим исходом. Но, к сожалению, так выходит не всегда. И даже из маленькой мухи, при отсутствии информированности о своих правах, о нормах закона и многом другом, может выйти хороший слоник.

Адвокат от государства. Он бесплатный, и поэтому зачастую ему нет до вас никакого дела. Он не врач и клятву Гиппократа не давал. Он не представляет реально того, что человека, попавшего в заключение, могут просто убить или опустить. Этого и нет ни в одной статье УК РФ, но случаи исчисляются сотнями. Адвокат понимает, что, опросив подозреваемого или обвиняемого и оставшись для него «лишь» дежурным адвокатом, все, на что он сможет рассчитывать, — это копейки от государства. Не стоит осуждать их за то, что они идут по пути наименьшего сопротивления, предлагая написать явку с повинной и судиться в особом порядке. Он же не делает этого без согласия обвиняемого.

Соколов: Быт в ИВС… Это четверо нар, стол, туалет, огороженный кирпичной стенкой, умывальник, окна. В ИВС советую ни с кем не разговаривать, не обсуждать не только свое дело, но и другие моменты своей личной, профессиональной жизни, родителей, родственников. Потому что именно на этой стадии оперативники пользуются услугами «наседок». Те выкачивают всю информацию, которая используется против тебя.

В ИВС можно получать передачки. Про это нужно прочитать в правилах работы изолятора.

Какие условия в тюрьме?

Жесткие, но, по свидетельствам очевидцев, позволяющие выжить и сохранить свое достоинство.

Здесь каждый сам за себя — это негласное правило.

Как и необходимость следить за своими словами, чтобы что-то сказанное сгоряча не стало поводом для окружающих предъявить претензии или потребовать выполнения каких-то неприятных или даже противозаконных действий.

В местах заключения все произносимое вслух приравнивается к поступкам. И оценивается соответственно — как что-то сделанное.

В тюрьме человек практически лишен права на свободное передвижение: из-за переполненности камер даже внутри помещения, где содержатся заключенные, просто пройтись туда-сюда несколько раз подряд не всегда получится.

Во-первых, потому что тесно, а во-вторых, «спортсмен» быстро вызовет у кого-нибудь приступ раздражения, что гарантированно выльется в конфликт и последующие неприятности как с сокамерниками, так и смотрителями. Поэтому хоть как-то разминаться возможно только на прогулках и во время зарядки.

В камере нет возможности полноценно уединиться: вы все время на виду у всех, как и все у вас. Даже естественные потребности приходится справлять практически в присутствии посторонних — отхожее место, обычно, отгорожено тряпкой или простенком из подручного материала.

В 99% случаев тюремные камеры переполнены. Из-за отсутствия качественной системы вентиляции, вынужденной необходимости обихаживать себя в том же помещении, где проживаешь сам и остальные сокамерники, атмосфера помещения это специфическое амбре, не способствующее укреплению здоровья.

Фото камеры:

Не попасть

Избежать работы в СДП трудно, но возможно. Редкие единицы, кто не готов мириться с необходимостью доносов, бьют в отряде стёкла и режут себе вены или выпрыгивают в окно на асфальт. Некоторые даже решаются вспороть себе горло на коротком свидании с матерью, лишь бы его вернули после медсанчасти хоть в штрафной изолятор, но уже не в СДП.

Большинство духовитых зэков после медсанчасти, конечно же, сменяют место пребывания, бывает, и на карцер до конца срока. Но у администрации бывают и циничные решения: ещё ночью зэк бегал по лагерю с криками «помогите, убивают!», а уже утром его, зашитого и подлеченного, возвращают из медсанчасти в тот же отряд СДП, от пыток которого он и сбежал. Так, многие перестают даже думать о возможности сорваться из отряда.