«испанка» и covid‑19: сходства и различия

От Чикаго до Бомбея

В начале XX века возбудителем инфлюэнцы, как в то время было принято называть грипп на итальянский манер, считалась бактерия Hemophilus influenzae. В 1890 году ее открыл немецкий ученый, глава берлинского Института инфекционных заболеваний Фридрих Пфайфер. Он выделил ее из дыхательных путей пациентов, заболевших во время предыдущей массовой вспышки гриппа. Впрочем, ему не удалось заразить при помощи «бациллы Пфайфера» подопытных животных. Однако научное сообщество Старого и Нового Света приняло его версию и именно с бактерией и боролось.

Когда разразилась новая пандемия, довольно быстро удалось установить, что ее очагом стала американская военная база в Форт-Райли, штат Канзас. Первым заболевшим считается рядовой кавалерии Альберт Гитчелл, который пожаловался на недомогание 11 марта 1918 года. В тот же день добрая половина базы слегла с высокой температурой, ознобом и кашлем. Через несколько недель болезнью были охвачены все Соединенные Штаты. Так что испанку следовало бы назвать американкой.

«Заслуживает особого внимания сама по себе невероятная скорость распространения болезни с того момента, когда она приняла масштабы эпидемии в первых регионах, пораженных ею. Она стала общенациональной всего за четыре или пять недель со времени проявления массового характера заболеваемости в вышеупомянутых регионах

Быть может, столь же важно отметить, что болезнь перешла в эпидемию практически одновременно в центральных, северных, южных и западных частях страны, как и вдоль всего северо-восточного побережья», — говорится в докладе службы общественного здравоохранения США от декабря 1918 года

Котиков тоже берегли от испанского гриппа

Странное поведение болезни не ограничилось одними лишь Штатами: пик смертности от гриппа в Бостоне и Бомбее случился на одной неделе, а в находящемся в нескольких часах езды от Бостона Нью-Йорке — только тремя неделями позже.

«В известной степени эпидемиологу легче было отследить путь заболевания от Бостона до Чикаго, чем его продвижение через какие-то 38 миль, остававшиеся между Чикаго и Джулиетом. Если болезнь мгновенно передавалась при контакте больного человека со здоровым и именно этим объяснялась поразительная скорость ее распространения на большие расстояния, то для малых расстояний скорость должна была оказаться еще выше. Но на практике ничего подобного не происходило», — отмечал американский ученый Ричард Шоуп.

Все эти обстоятельства натолкнули ученых на мысль, что возбудитель инфекции «незримо присутствовал в различных частях страны еще до того, как случилась вспышка страшного заболевания».

Впрочем, подобные необъяснимые странности в поведении гриппа случались и раньше.

Для борьбы с испанкой американцам рекомендовали есть больше лука

«Инфлюэнца появилась в Лондоне между 12 и 18 мая, в Оксфорде — на целых три недели позже, а в Эдинбурге люди начали болеть уже 20 мая», — отмечал американский доктор Джонсон, размышляя о пандемии 1789 года.

Он же обратил внимание на случай, произошедший в 1782 году. Когда в начале мая крупный британский флот отплывал к берегам Нидерландов, признаков болезни среди членов команд замечено не было

«Однако ближе к концу мая недомогание впервые проявило себя сначала на борту „Риппона“, а через два дня — „Принцессы Амелии“. Затем в разные периоды времени болезнь затронула остальные суда флотилии, причем некоторые из них уже по возвращении в гавань Портсмута во вторую неделю июня», — заметил Джонсон.

Инфлюэнца преодолевала слишком большие расстояния за слишком короткие промежутки времени и даже возникала в разных концах земли практически одновременно. Действие болезни не получалось ничем логически объяснить, в том числе и наличием «бациллы Пфайфера».

Свиньи и люди

Впервые эту болезнь выявили во время пандемии испанки. Осенью 1918 года на американском Среднем Западе, частью которого, к слову, является Айова, буквально за одну ночь вымерли несколько тысяч свиней. Характер заболевания установили однозначно и сразу окрестили его свиным гриппом.

«У хрюшек появлялся насморк, поднималась температура и даже глаза увлажнялись, как у заболевших людей. А время распространения эпидемии — когда одновременно вспыхнул грипп и среди людей — многим показалось не случайным совпадением. Впрочем, ее истоки отследили. Во время выставки скота в Седар-Рэпидс, проводившейся в Айове с 30 сентября по 5 октября 1918 года (на это время пришлась вторая, самая опасная волна испанки. — Прим. „Ридуса“), больные животные, помещенные вместе со здоровыми, передали им инфекцию. По окончании выставки инфицированных свиней развезли по фермам, и зараза охватила весь Средний Запад», — сообщает Джина Колата.

Свиней пандемия 1918 года тоже не пощадила

Тем удивительнее, что, когда начались активные поиски восприимчивых к гриппу животных для создания лекарства от инфлюэнцы, на свиной грипп никто внимания не обратил. До того, как в 1928 году это сделал Ричард Шоуп.

Первым делом из дыхательных путей заболевших свиней Шоуп выделил «бациллу Пфайфера», но попытки заразить ею здоровых животных результата не принесли. Зато введение им носовых выделений больных сородичей моментально вызывало грипп. Доктор пришел к сенсационному выводу, что возбудителем гриппа является вирус и именно лекарство от вируса, а не бактерии требуется найти.

Французские агитаторы призывают людей носить маски

В 1933 году, используя метод Шоупа на хорьках, британские ученые Уилсон Симт, Кристофер Эндрюс и Патрик Лэйдлоу выделили вирус гриппа человека и установили его связь со свиным. Для этого они ставили эксперименты на хорьках. Они же доказали, что «бацилла Пфайфера» не играет вообще никакой роли в заболевании инфлюэнцей.

«Британские ученые обнаружили, что имеют возможность защитить хорьков от инфлюэнцы, предварительно смешав фильтрат с сывороткой из выделений людей или животных, которые перенесли грипп прежде, а затем закапав смесь в нос здорового зверька. Оказалось, что у переболевших гриппом в крови образуется иммунитет, который блокирует воздействие вируса», — сообщает Джина Колата.

Когда говорят мертвые

Вирусы свиного и человеческого гриппа были схожи, но не полностью идентичны. Сыворотка из антител переболевших гриппом людей не полостью блокировала вирус свиного гриппа и наоборот. Тем не менее именно эта связь заставила Всемирную организацию здравоохранения присвоить шестую, наивысшую степень опасности свиному гриппу 2009 года.

Некоторые формы свиного гриппа могут передаваться людям, что и произошло в 2009-м. Причем на данный момент ученые склонны считать, что именно люди заразили свиней в 1918 году, а не наоборот.

В Америке испанка свирепствовала особенно сильно

Тот факт, что испанка поражала в основном молодых людей и обходила стороной стариков, объяснил наш современник — американский микробиолог Петер Палесе. По его словам, старшее поколение в основной массе попросту переболело легкой формой того же гриппа ранее.

На заре XXI века американский вирусолог Джеффри Таубенбергер сумел выделить полную генетическую структуру испанки, использовав для этого ткани инфицированной женщины, похороненной на Аляске в 1918 году в условиях вечной мерзлоты. В 2003 году группа получила разрешение на воссоздание испанского гриппа в специальной лаборатории с отрицательным давлением, откуда воздушный поток не мог попасть наружу. Многие ученые осудили этот эксперимент, посчитав его чрезвычайно опасным.

Джеффри Таубенбергер сделал неоценимый вклад в изучение испанки

«Если бы нам удалось выяснить, как сформировалась пандемия 1918 года и почему распространялась именно таким образом, это оказалось бы настолько важно для защиты здоровья населения планеты, что, по нашему мнению, перевешивало опасность, что кто-то может воспользоваться нашим открытием во вред человечеству», — говорит Таунбенбергер. Его группе удалось установить, что испанкой оказался трансформировавшийся птичий грипп

Также ученые выяснили, что его полностью нейтрализуют некоторые доступные новейшие и давно известные медикаменты. Кроме того, поскольку все нынешние вирусы гриппа в определенном смысле произошли от возбудителя пандемии 1918 года, наши современники должны обладать хотя бы частичным иммунитетом против испанки

Его группе удалось установить, что испанкой оказался трансформировавшийся птичий грипп. Также ученые выяснили, что его полностью нейтрализуют некоторые доступные новейшие и давно известные медикаменты. Кроме того, поскольку все нынешние вирусы гриппа в определенном смысле произошли от возбудителя пандемии 1918 года, наши современники должны обладать хотя бы частичным иммунитетом против испанки.