Николай гастелло

Оглавление

«Стрелки-радисты подпустили тяжелый ночной истребитель, и он их расстрелял просто в упор»

Один из основателей авиаархеологии в Беларуси, создатель группы военной истории «Рубон» Дмитрий Киенко занимается этим уже 17 лет — с начала нулевых. Начинал как поисковик, с товарищами по истфаку Гродненского госуниверситета «поднимал» останки солдат, погибших в июньских боях 1941 года. Говорит, их много в ДОТах «линии Молотова» — укреплениях, построенных после присоединения Западной Беларуси к СССР.

Но поиск самолетов оказался интереснее. Хотя и знаний требуется много — обычно на истфаках отличать остатки рядного мотора от «звезды» не научат.

— Авиаархеология — она более интеллигентная, что ли. Любой авиаархеолог должен много знать в инженерном плане. Бывает, что приезжаешь на место падения самолета, и совершенно непонятно, какой он. И авиаархеолог по найденным элементам должен определить марку и модель — то же самое, как после автомобильной аварии определить по кускам бампера, что за машина совершила ДТП и скрылась. А потом, зная модель самолета, выяснить судьбу экипажа, — рассказывает Дмитрий.

Мелочи значат очень много. Вот в Крупском районе стоит сарай, конек на его крыше сделан из алюминия — на него пошла обшивка советского бомбардировщика СБ, сбитого здесь в первое военное лето.

Неспециалист вряд ли поймет, что конек на сарае в Крупском районе сделан из обшивки советского бомбардировщика СБ. Фото предоставлено Дмитрием Киенко

99% людей, и автор статьи тоже, прошли бы мимо и не заподозрили, что перед нами «эхо войны» — Дмитрий такие вещи находит. Сначала он работал только по Гродненской области, потом переключился на Минскую.

Обычно поиск сбитого самолета начинается с легенды. В деревне годами и десятилетиями сохраняется память, что где-то поблизости рухнул сбитый советский или немецкий самолет, откуда выпрыгнул с парашютом либо погиб летчик. Рано или поздно информация доходит до краеведов, а через них — до авиаархеологов. Потом начинаются долгие поиски. Иногда искать приходится годами.

— В этом году мы закончили поиск в Крупском районе — на него ушло четыре года. Здесь были сбиты два самолета A-20, американских (Douglas A-20 — многоцелевой самолет, разработанный в США и массово поставлявшийся в СССР по ленд-лизу. — Прим. TUT.BY). Летчики погибли и были похоронены как неизвестные у деревни Новые Денисовичи, — рассказывает Дмитрий Киенко. — Кроме легенды о том, что летчики действительно были из этих самолетов, никаких сведений у нас не было. В итоге мы все нашли, доказали, что погибшие пилоты действительно летали на них, узнали фамилии. И нашли сначала один самолет, а потом, в восьми километрах, второй, оба из одного полка. Теперь надеемся, что местные власти помогут поставить здесь памятник

Фото летчиков уже найдены, но мы опубликовать их пока не можем — сначала они должны появиться в научной статье Дмитрия. Зато есть история, связывающая их гибель с современностью.

— Из экипажей двух американских самолетов в Крупском районе выжило 4 человека. И они описали, как все происходило. Стрелки-радисты по неопытности подпустили тяжелый ночной истребитель на 50−100 метров, и он их расстрелял просто в упор, — рассказывает он. — Они говорят, «мы факелом летели к земле». Помните песню «1100» группы «Ария»? «Наш стрелок был сущим дьяволом, он не думал умирать, черный крест заходит справа нам, но некому стрелять». Как только услышал эту песню, всегда мечтал найти что-нибудь, связанное с ней. И нашел. Маргарита Пушкина, автор текста этой песни, — дочь командира дивизии, которой принадлежали сбитые под Крупками A-20.

Неожиданные находки

В канун 10-летия подвига Гастелло в правительстве решили перезахоронить останки погибшего экипажа и конечно же обратились к жителям Декшнян, многие из которых помнили, как все произошло и указали точное место падения самолета. Но, к удивлению комиссии, которую возглавлял подполковник Котельников, авария произошла почти в 200 метрах от шоссе, где вряд ли могла находиться немецкая колонна. На заданный местным жителям вопрос, что они помнят о таране, Котельников, не получил внятного ответа.

Но главная неожиданность была впереди, когда раскопали могилу. В ней нашли полуистлевшую планшетку, принадлежавшую полковому сослуживцу Гастелло капитану Александру Маслову, не входившему в состав экипажа летчика-героя. Помимо этого, был обнаружен медальон стрелка-радиста младшего сержанта Григория Реутова. Как было установлено, экипаж Маслова выполнял то же боевое задание, что и Гастелло, однако до этого времени считался пропавшим без вести.
Разумеется, введенный в замешательство Котельников тут же доложил о находке в райком, тот переадресовал информацию вышестоящему начальству. В конечном итоге подполковнику пришел недвусмысленный ответ: тихо перезахоронить останки Маслова и Реутова и не предавать огласке случившееся. Позднее на месте гибели Маслова и Реутова был установлен памятник Гастелло и его экипажу.

В 1990-е годы, когда историкам стали доступны многие архивные документы, был поднят «Список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 42-й авиадивизии» с 22 по 28 июня 1941 года. Там содержались сведения и о экипаже Гастелло. О совершенном «огненном таране» ни слова, зато было указано, что один из членов экипажа успел выпрыгнуть из самолета с парашютом, но кто – неизвестно.

Позднее всплыло еще одно неожиданное свидетельство. Оказывается, в тот же день 26 июня, подбитый советский самолет видели жители села Мацки, которое находится более чем в 10 километрах от места предполагаемого тарана. Машина упала в близлежащее болото. Кроме того, они заметили, как еще в воздухе с крыла самолета спрыгнул парашютист и очевидно угодил в плен к немцам. Крестьяне нашли на месте аварии обгоревшие останки летчиков и еще две важные улики: письмо на имя Скоробогатой и медальон с инициалами А.А.К. Очевидно, что письмо принадлежала Скоробогатому, а медальон – Калинину – членам экипажа Гастелло.

Позднее в руки военных попал обломок того самолета – бирка от двигателя М-87Б с серийным номером, который, как выяснилось, принадлежал бомбардировщику Гастелло. Разумеется, останки летчиков никто не идентифицировал, но зато было ясно, кто покинул самолет: из-за конструктивных особенностей ДБ-3Ф с крыла мог спрыгнуть только пилот, то есть Николай Гастелло.

Обломки, извлечённые из Мацкийского болота

Весьма важным доказательством этой версии стала находка, сделанная вблизи села Мацки, находящегося в нескольких километрах от места гибели экипажа Маслова. Там в болоте были найдены подлинные обломки самолёта Гастелло, о чём неопровержимо свидетельствует номер, выбитый на двигателе. Кроме того, в кармане гимнастёрки одного из погибших лётчиков находилось письмо, подписанное стрелком-радистом из экипажа Гастелло – Григорием Скоробогатовым, которое он не успел отправить своей жене.

Тогда же были опрошены жители села, ставшие свидетелями гибели упавшего в болото самолёта, в котором, как предполагается, находился Николай Гастелло. Подвиг, кратко описанный выше и поднятый на щит советской пропагандой, после этого принял совершенно иной ракурс. По словам одного из очевидцев, пилот горящего самолёта прыгнул с парашютом с крыла машины, после чего был захвачен немцами.

Это обстоятельство в корне меняло картину всего происшедшего, так как известно, что конструкция самолёта ДБ-3Ф позволяла совершить прыжок с крыла лишь одному человеку – пилоту, то есть самому Гастелло. Однако предположение, что, спасая себя, он бросил гибнущий самолёт, достаточных оснований не имеет.

Во-первых, наблюдая происходящее с большого расстояния, очевидец едва ли может со всей достоверностью утверждать, что прыжок был совершён именно с крыла, во-вторых, положение обломков самолёта свидетельствуют о том, что незадолго до падения пилот развернул её в сторону дороги с немецкой колонной. Что это было, если не попытка всё же совершить таран?

Военная служба

При специальном наборе Николая призвали в состав Красной Армии в 1932 году. В Луганске (Украина) молодой человек осваивал военную авиацию. А в конце 1933 года Гастелло уже в качестве летчика отправился в авиационную бригаду, местом дислокации которой являлся Ростов-на-Дону. За пять лет службы (период с 1933 по 1938 год) с должности второго пилота бомбардировщика перешел в командира корабля, самостоятельно управляющего самолетом.

Николай Гастелло в военной форме

В 1938 году прошла реорганизация подразделения, где служил Николай, в результате чего он перешел в первую тяжелобомбардировочную авиационную бригаду. Благодаря храбрости и верности советскому народу Николай уже спустя полтора года занял должность командира первичного тактического подразделения, а еще через год – замкомандира эскадрильи.

В 1939 году Гастелло участвовал в локальном необъявленном военном конфликте на границе СССР и Монгольской Народной Республики с Японией. Второй войной на счету Николая Францевича стала Советско-Финская в 1939-1940 годах. В июне 1940-го летчик участвовал в Бессарабской операции, в результате которой Бессарабия, Северная Буковина и область Герца вошли в состав Советского Союза. Операция длилась всего шесть дней, после чего Румыния приняла условия СССР.

Летчик Николай Гастелло

Осенью 1940 года место дислокации части, где служил Николай, перенесли в Псковскую область – ближе к европейской границе Советского Союза, а затем под Смоленск, где Гастелло получил чин капитана. Весной 1941 года, накануне нападения Германии на Советский Союз, Николай прошел курсы переподготовки и освоил новую боевую машину – двухмоторный бомбардировщик Ильюшина.

Биография знаменитого героя СССР содержит интересный факт: 24 июня 1941 года Николай совершил свой первый подвиг, который тогда, правда, остался незамеченным. Молодой человек с помощью стрелковой турели сбил фашистский бомбардировщик «Люфтваффе» под шквальным огнем крупнокалиберного пулемета. Во время ведения боевых действий Гастелло показал себя мужественным, храбрым военнослужащим, способным быстро принимать стратегически важные решения.

«Самолет разорвало на куски, и погибли сразу 13 детей»

За годы работы Дмитрий с товарищами определил места падений уже 416 машин. Вернее, то, что от них осталось.

— Крупных артефактов на сегодняшний день от самолета при падении практически не остается. Даже если он падает с тысячи метров. А если с 7000, как это было около деревни Макаринцы под Могилевом, то от него остается просто лепешка. И те элементы, которые мы находим, меньше кулака размером. Они по большому счету никому не нужны, — комментирует Дмитрий Киенко. — Некоторые вещи мы отдаем в музеи — самим нам складировать их негде. Авиаархеологов интересует в первую очередь информация, кто погиб, где погиб и когда. Мы собираем историю, а не железо.

Спрашиваем авиаархеолога, бывает ли такое, что самолет нашелся в целом состоянии — например, сел после поломки двигателя и остался. В этом случае теоретически в машине может остаться боезапас — и обследование самолета может закончиться гибелью.

— Такой случай был, но не с нами. Летом 1941 года советский бомбардировщик СБ летел бомбить немецкие войска, но ему помешали истребители люфтваффе. Повредили, но не сбили — возможно, у них закончились боеприпасы или топливо. В итоге самолет с небольшими повреждениями сел на поле между деревнями Свидно и Загорье под Логойском. Летчики уцелели, но отремонтировать бомбардировщик не смогли и ушли. Сжигать тоже не стали, возможно, намеревались вернуться и починить машину. Это был всего третий-четвертый день войны, все пока полны надежд, еще обороняется Брестская крепость, так что они думали, что вот-вот последуют контрудары и они смогут вернуться, — отвечает Дмитрий. — Никакой охраны у самолета не было, а через несколько дней Логойск оккупировали немцы. Местные жители к машине детей не пускали, но через несколько дней к самолету вышли дети из соседней деревни Антополье Смолевичского района, они шли собирать грибы. Начали все рассматривать, залезли в кабину и открытый бомбоотсек, видимо, кто-то из них стал крутить блестящий взрыватель, и бомба сдетонировала.

Самолет разорвало на куски, и погибли сразу 13 детей — всем от 12 до 15 лет. Что за летчики управляли этим бомбардировщиком, мы до сих пор не знаем. Я писал об этом статью «Антопольская трагедия» совместно с краеведом Александром Павлюковичем.

«Огненный экипаж»

Из посмертного наградного листа капитана Николая Францевича Гастелло:
«Получив прямое попадание, объятый пламенем самолёт не мог уйти на свою базу, но в этот тяжелый момент капитан Гастелло и его мужественный экипаж были заняты мыслью не допустить врага на родную землю. Капитан Гастелло развернулся на горящем самолёте и повёл его в самую гущу танков. Столб огня объял пламенем танки и фашистские экипажи».

Такова официальная версия подвига Гастелло, к которой остаётся только добавить, что неназванными членами экипажа были: штурман лейтенант Анатолий Бурденюк, стрелок-радист старший сержант Алексей Калинин и стрелок-лейтенант Григорий Скоробогатый.

Долгое время о них практически не вспоминали, и посмертной награды они удостоились лишь спустя 17 лет, в 1958 году.

Сам Николай Гастелло, по словам его сына Виктора, считал боевую дружбу и взаимовыручку главным в бою.

Самым молодым из экипажа был штурман Анатолий Бурденюк, к началу войны ему только исполнилось девятнадцать. Под командование Гастелло он попал в апреле 1941 года в качестве летчика-наблюдателя – отправили, чтобы молодой авиатор опыта набрался. Впоследствии Виктор Гастелло вспоминал о Бурденюке:

«Анатолий любил жизнь, спешил жить, ему казалось, что время тянется очень медленно».

Алексей Калинин, в отличие от Бурденюка, был штатным стрелком-радистом в экипаже Николая Францевича. По воспоминаниям Виктора Гастелло, его отец отзывался о нем: «надежный, грамотный паренек, с которым в полёте есть полная уверенность».

Факты и предположения

После начала в СССР Перестройки многие незыблемые истины стали рушиться. Не избежал переосмысления и подвиг Гастелло. Почти 60 лет все считали этого человека выдающимся героем. Его имя знали миллионы советских школьников. Но вдруг стали раздаваться голоса, утверждающие, что таран совершил совсем другой человек, а Николай Францевич получил звезду героя незаслуженно. Что же послужило причиной столь категоричного утверждения?

После того знаменательного боя, в котором геройски погибли лётчики, их тела были захоронены местными крестьянами в братской могиле. В 1951 году наступила знаменательная дата – 10 лет со дня героического поступка. Поэтому останки героев решили перезахоронить. Могилу раскопали, достали останки людей, но тут всех ждал неприятный сюрприз.

Из личных вещей, найденных в могиле, следовало, что в ней захоронены совсем другие люди. Ими оказались капитан Александр Спиридонович Маслов (1907-1941) и стрелок-радист Григорий Васильевич Реутов (1918-1941). Эти люди служили в том же авиационном полку, что и мужественные герои, но считались пропавшими без вести. Однако получалось, что именно Александр Маслов совершил подвиг, а вовсе не его сослуживец и ровесник Николай Гастелло.

Но менять что-либо было уже слишком поздно. Останки лётчиков перезахоронили, а на том месте, где они лежали, поставили монументальный памятник, символизирующий подвиг того, кого уже 10 лет чествовали как героя. Обнаруженные обломки самолёта, принадлежавшие экипажу Маслова, перевезли в Минск и поместили в музей. Там этот экспонат также отнесли к гастелловскому. Со всех людей, задействованных в этом деле, взяли подписки о неразглашении. И никто о нём не вспоминал вплоть до конца 80-х годов XX века.

Альтернативная хронология событий

Что же в действительности произошло в тот злополучный июньский день, и как развивались подлинные события? Согласно альтернативной версии, рано утром 5-го дня войны бомбить врага вылетело звено капитана Маслова. Немецкая зенитная батарея подбила самолёт, и он загорелся. Александр Спиридонович направил бомбардировщик на немецкую колонную двигающуюся по дороге. Но управление уже было потеряно, поэтому пылающая машина упала в поле в нескольких десятках метрах от дороги. Ближе к ночи местные жители разобрали обломки, вытащили тела лётчиков и похоронили их в наскоро вырытой могиле.

Через 3 часа после вылета Маслова в воздух поднялось звено будущего бессмертного героя. Состояло оно из 2-х машин. В ведущей находились гастелловский экипаж, а в ведомой сидели лётчики Воробьёв и Рыбаса. Немцы подбили бомбардировщик Гастелло над деревней Мацки. Упал он в Мацковское болото. От него до места падения масловского самолёта примерно 20 км.

Вечером местные жители пришли на место трагедии и обнаружили обгоревший труп. В кармане гимнастёрки было найдено неотправленное письмо, адресованное Скоробогатой. По-всей видимости это была жена или мать Григория Николаевича Скоробогатого, который являлся членом гастелловского экипажа. Больше никаких тел местными жителями найдено не было.

Экипаж ведомого самолёта вернулся на аэродром. Воробьёв и Рыбаса написала рапорта. В них они указали, что якобы видели, как горящая командирская машина врезалась в гущу немецкой техники на дороге. Однако эти докладные записки не сохранились. Смущает также тот факт, что Воробьёв появился в авиационном полку только 10 июля. До этого он служил в другой воинской части.

Отступающей Красной Армии нужен был пример мужества. Он был необходим, как воздух. И такой пример был найден. Вот только с фамилиями напутали. Но объективности ради надо заметить, что оба погибших экипажа отдали свои жизни за родину. И все эти люди заслуживают самой высокой награды, так как являются настоящими героями. То же самое можно сказать о миллионах других советских солдат, которые точно так же гибли на огромной территории от Балтийского моря до Чёрного.

В наши дни выяснять, кто в большей степени герой, а кто в меньшей – просто неэтично. Что же касается обелиска, поставленного на месте гибели мужественных лётчиков, то это дань уважения не только им, но и тысячам других точно таких же лётчиков, расставшихся с жизнями ради победы.

Михаил Стариков

Биография Николая Францевича Гастелло

Отец мужественного лётчика был родом из деревни Плужины. Это западная часть Белоруссии. В самом начале XX века он приехал в Москву на заработки. Устроился работать в железнодорожные мастерские. Фамилия у него была Гастылло, но в русском рабочем коллективе буква «ы» сама собой поменялась на «е». Женился приезжий на русской женщине. В 1907 году у них родился сын. Назвали его Николаем. В 1914 году мальчик поступил в училище, но всё спутала революция.

В 1918 году семья уехала из Москвы к дальним родственникам в Башкирию. Но вскоре там тоже начались трудные времена, и семейство через год вернулось в большевистскую столицу. В стране бушевала революция, и до образования никому дела не было. Поэтому Николай никаких специальных знаний в это время получить не мог. Впрочем, они были ему и не нужны, так как родители готовили его к рабочей деятельности.

В 15-летнем возрасте подростка определили учеником столяра, но через год семья переехала в Муром. На новом месте жительства юноша устроился на железнодорожный ремонтный завод и стал работать слесарем. В 1928 году вступил в ряды ВКП(б). В 1930 году Николай вместе с семьёй вернулся в Москву, а затем стал жить и работать в посёлке Хлебниково.

Это было время, когда страна, окружённая со всех сторон капиталистическими странами, усиленно готовилась к оборонительной войне. Партия периодически объявляла специальные наборы в Красную Армию. В 1932 году под такой набор попал и Николай Гастелло. Оказался он в Луганском лётном училище, где стал осваивать навыки полёта на бомбардировщиках.

Родным самолётом для него стал тяжёлый бомбардировщик ТБ-3. Относился он к стратегической авиации с дальностью полёта 3 тыс. км. Данный самолёт предназначался для бомбовых ударов в глубоком тылу противника. Это была настоящая воздушная крепость, созданная для того, чтобы крушить врага и сеять ужас.

После окончания училища Николай служил в Ростове-на-Дону в составе авиационной бригады тяжёлых бомбардировщиков. С 1939 года принимал активное участие в боевых действиях. Вначале это был Халхин-Гол, где будущий легендарный герой командовал эскадрильей. Зачем пришёл черёд советско-финской войны 1939-40 годов. А затем настала очередь Бессарабии и Северной Буковины, куда вошли советские войска.

С осени 1940 года Николай служил в авиационной части, дислоцированной в городе Великие Луки Псковской области. Затем был переведён под Смоленск в авиагородок Боровское с присвоением воинского звания капитан. До начала Великой Отечественной войны освоил бомбардировщик ДБ-3, командовал эскадрильей. С началом военных действий 22 июня 1941 года продолжал командовать эскадрильей. Совершал боевые вылеты и наносил бомбовые удары по наступающим войскам противника.

Противоречивые данные

Впервые о подвиге Гастелло советские люди узнали 5 июля 1941 года. В сводке Совинформбюро сообщалось, что самолет командира эскадрильи «капитана Гастело» был сбит вражеской зениткой, но бесстрашный летчик направил горящую машину прямо в скопление бронетехники противника

При этом сразу обращает на себя внимание ошибка – фамилия летчика была написана с одной буквой «л», а имя вообще отсутствовало, кроме того, не было сказано каким самолетом управлял Гастелло (истребителем или бомбардировщиком), были ли в машине другие члены экипажа, когда был совершен таран. Очевидно, авторы сообщения обладали ограниченными и, возможно, непроверенными сведениями

10 июля в газете «Правда» публикуется очерк П. Павленко и П. Крылова «Капитан Гастелло». Здесь уже появляются имя и отчество героя – Николай Францевич, а к фамилии добавляется ранее пропущенная буква «л». Содержится в заметке и краткая биографическая справка о Гастелло: родился в 1907 году Москве, по национальности белорус, работал на заводе, воевал с японцами на Халхин-Голе и с финнами в Карелии. Однако о самом подвиге сказано не больше, чем в сводке от Совинформбюро.

Уже позднее исследователи выяснили подробности тех немногих дней войны, в которые успел отличиться Николай Гастелло. Еще весной 1941 года летчику был предоставлен бомбардировщик ДБ-3Ф, который через год получит название ИЛ-4. 24 июня 1941 года с этого самолета Гастелло уничтожит немецкий «Юнкерс-88», правда в воздух он не поднимался – на это не было времени. Гастелло расстрелял немца прямо с земли, из пулемета, находящегося на стрелковой турели ДБ-3Ф.
А спустя два дня Гастелло вылетел на свое последнее задание. В его экипаж также входили штурман Бурденюк, люковой стрелок Скоробогатый и стрелок-радист Калинин. В задачу экипажа входила бомбардировка вражеской механизированной колонны, двигавшейся по направлению Молодечно-Радошковичи.

О произошедшем мы узнаем из рапорта лейтенантов Воробьева и Рыбаса, следовавших параллельным курсом на другом самолете. На их глазах подстреленный немецкой зенитной пушкой бомбардировщик, которым управлял Гастелло, развернулся и пошел в самую гущу вражеской колонны, до последнего стреляя по противнику из пулемета. Последовавший за тараном выброс пламени охватил большую часть немецкой техники.

За совершенный подвиг Гастелло было присвоено звание Героя Советского Союза, однако это произошло лишь спустя месяц после описанного события. Остальные члены экипажа по непонятным причинам не были удостоены такой высокой награды (только в 1958 году их наградили орденами Отечественной войны I степени). Может, поэтому Гастелло в послевоенное время часто называли пилотом истребителя, давая понять, что он был в самолете один.

«Куда ни поставь, всюду – пример»: подвиг Николая Гастелло

В отличие от многих других известных героев, начало Великой Отечественной Николай Францевич Гастелло встретил не новичком: до этого он уже принял участие в боях на Халхин-Голе, в советско-финской войне и операции по присоединению Бессарабии и Северной Буковины к СССР. Родился Николай Францевич в 1907 году в белорусской семье рабочего и швеи, закончил мужское училище и в 1923 году устроился на работу учеником столяра. В 1924 году, переехав в Муром, Николай вместе с отцом поступил слесарем на завод. Спустя шесть лет семье пришлось вернуться в Москву и продолжить свою трудовую деятельность на механическом заводе строительных машин. Однако работать в Москве Николаю Францевичу пришлось недолго – в 1932 году, в возрасте 25 лет, он был призван в Красную армию и отправлен на учебу в военную авиационную школу пилотов в Луганске. На этом поприще Николай показал себя настоящим асом: уже спустя два года он самостоятельно пилотировал самолет, став командиром корабля, а в 1940 году ему было присвоено звание капитана.

Свое мастерство Николай Гастелло продемонстрировал уже в самом начале Великой Отечественной войны. За несколько месяцев до ее начала он освоил самолет ДБ-3Ф (спустя год он получил название Ил-4), на котором 24 июня смог уничтожить немецкий «Юнкерс-88». Тогда фашисты атаковали советские самолеты, которые базировались на аэродроме в Боровском, времени подняться в воздух не было, и Николай принял решение открыть огонь из пулемета ближайшей ДБ-3Ф.

Спустя всего лишь два дня после подбития «Юнкерса», на четвертый день от начала войны, Николай Гастелло отправился на новое боевое задание, которое стало роковым в его судьбе. Экипаж под командованием Гастелло в составе лейтенантов Бурденюка и Скоробогатого, а также старшего сержанта Калинина, вылетел для проведения бомбардировки немецкой механизированной колонны на дороге Молодечно – Радошковичи. Советскому самолету удалось сбросить бомбы на врага, но в ответ немецкие зенитчики подбили ДБ-3Ф – снаряды попали в бензобак. Огонь разгорался быстро и не оставлял никаких шансов экипажу. Тогда Николай Гастелло принял сложное решение и направил горящий самолет прямо в скопление бензоцистерн и машин противника. Таким образом и был совершен подвиг – наземный таран немецко-фашистской техники.

«Еще задолго до войны, когда он вместе с отцом работал на одном из московских заводов, о нем говорили: «Куда ни поставь, всюду – пример», – писали о герое корреспонденты газеты «Правда». – Это был человек, упорно воспитывающий себя на трудностях, человек, копивший силы на большое дело. Чувствовалось, Николай Гастелло – стоящий человек.

Весь экипаж вместе с Николаем Гастелло погиб. Бойцы приняли решение пойти на смерть вместе со своим командиром, а не покинуть самолет на парашютах. По официальной версии останки героя и его экипажа были захоронены жителями близлежащей деревни Декшняны, которые ночью извлекли трупы летчиков из самолета и обернули тела в парашюты. Главными свидетелями подвига стали старший лейтенант Федор Воробьев и лейтенант Анатолий Рыбас, которые вылетели в звене на втором самолете. Согласно их рапортам, горящий самолет Гастелло совершил таран механизированной колонны вражеской техники. Подвиг Гастелло получил широкое освещение в СМИ и стал мощным рычагом советской пропаганды.

Попытки опровержения альтернативной версии

Вскоре после появления альтернативной версии нашлись её критики, главным из которых был сын Николая Францевича – полковник в отставке Виктор Гастелло. Он и его сторонники настаивали на неопровержимости свидетельств Рыбаса и Воробьёва, и несмотря ни на что утверждали, что самолёт, врезавшийся в землю в районе деревни Декшняны, пилотировал именно Гастелло. Впрочем, никаких серьёзных и обоснованных аргументов в своих заявлениях они не приводили.

Тем не менее следует отметить, что результаты исследований останков Маслова и членов его экипажа практически исключают возможность совершения ими тарана. Судя по всему, самолёт врезался в землю на бреющем полёте. Возможно, пилот гибнущего самолёта и пытался ценой жизни поразить врага, но промахнулся, так как установленное место падения машины находится в 180 м от дороги.

Техника

Таран выполняется путём направления летательного аппарата непосредственно на цель до соударения с нею. Разрушение цели может производиться как за счёт непосредственно кинетической энергии атакующего летательного аппарата, так и за счёт детонации боеприпасов и топлива атакующего либо самой цели. При таране наземной цели или корабля единственный шанс выжить для атакующего пилота — это покинуть свой летательный аппарат до момента столкновения с целью. При таране воздушной цели пилот при определённом опыте и везении может выжить, либо воспользовавшись парашютом, либо даже сохранив свой самолёт в относительной исправности и посадив его.

В 1910 году вышла книга английского фантаста Герберта Уэллса «Когда Спящий проснётся», в которой был описан воздушный таран одного летательного аппарата другим.

В журнале «Вестник воздухоплавания» № 13-14 за 1911 год русский авиатор Н. А. Яцук высказал предположение, что, «возможно, что в исключительных случаях лётчики будут решаться таранить своими аэропланами чужой» (в этот период на аэропланы ещё не устанавливалось стационарного огнестрельного вооружения, поэтому бой между машинами в воздухе был практически невозможен). Он же предложил первый способ воздушного тарана, дающий лётчику шансы на выживание: удар сверху шасси своего аэроплана по крылу аэроплана противника. Именно у Яцука идею тарана узнал Пётр Нестеров, впервые применивший воздушный таран на практике.

В зависимости от конструкции самолётов в разное время использовались различные техники тарана:

Удар шасси по крылу
Применялся на ранних бипланах, имеющих непрочное крыло и неубирающиеся стойки шасси. Атакующий аэроплан заходит на цель сверху и наносит удар колёсами шасси по верхнему крылу цели. Именно этот способ тарана применил Нестеров, но из-за неверно рассчитанной скорости произошёл удар фюзеляжем, что привело к повреждению аэроплана и последующей гибели пилота. Позже этот тип тарана удачно применил Александр Казаков.
Удар пропеллером по хвостовому оперению
Широко применялся на винтовых самолётах самой разной конструкции. Атакующий самолёт заходит на цель сзади и наносит удар пропеллером по хвостовому оперению цели. Удар приводит к разрушению либо потере управляемости самолёта-цели. Самый распространённый вид воздушного тарана во времена Великой Отечественной войны. При правильном исполнении лётчик атакующего самолёта имеет достаточно хорошие шансы: при столкновении страдает только пропеллер, и даже в случае его повреждения сохраняется возможность посадить машину, либо покинуть её с парашютом.
Удар крылом
Производится как при лобовом сближении, так и при заходе на цель сзади. Удар наносится крылом по хвосту или фюзеляжу, в том числе кабине пилота самолёта-цели. Иногда такими таранами заканчивались лобовые атаки.
Удар фюзеляжем
Самый опасный для лётчика вид тарана. К нему можно также отнести столкновение самолётов при лобовой атаке. Тем не менее, известны случаи выживания лётчиков после такого тарана.
Удар хвостом (таран И. Ш. Бикмухаметова)
Таран, совершённый И. Ш. Бикмухаметовым во время Великой Отечественной войны: выйдя в лоб противнику с горкой и виражом, Бикмухаметов нанёс удар хвостом своего самолёта по крылу противника. В результате противник потерял управление, сорвался в штопор и разбился, а Бикмухаметов сумел довести свой самолёт до аэродрома и благополучно приземлиться.
Таран В. А. Куляпина
Таран на реактивном истребителе крупного транспортного самолёта. Куляпин зашёл на цель сзади и ударом части фюзеляжа за кабиной и вертикального киля своего истребителя обрубил стабилизатор атакуемого самолёта.

Известны единичные случаи «таранных боёв», когда в столкновении двух самолётов последовательно применялись несколько различных таранных ударов.