Мэрилин диптих — marilyn diptych

Наследие Энди Уорхола

Философия Уорхола заключалась в его пристальном взгляде на жизнь, самоиронии и умении видеть мир под иным углом. Все это художник переносил на холсты, искренне считая, что коммерческая живопись имеет право на существование, и в этом нет ничего зазорного.

Энди Уорхол и его коллекция картин «Вымирающие виды»

Стиль картин Энди можно охарактеризовать как натуралистичный поп-арт, хотя он нередко использовал обобщающие изобразительные средства. Так, портреты знаменитостей имеют идеализированные черты и напоминают скупой набросок, выжимку из индивидуальности конкретного персонажа. Яркие краски передают настроение художника, а используемые им под конец жизни неоновые тона прямо-таки кричат о невысказанных мыслях и чувствах.

Описание картин мастера – дело неблагодарное. Лучше один раз увидеть его полотна и ощутить тот информационный посыл, который хотел передать публике Энди, нежели штудировать энциклопедии, посвященные его творчеству. 

Картина Энди Уорхолла «Везувий»

К слову, художник является автором не только андеграундного кино, но и (заочно) соавтором нескольких книг, среди которых:

  • «Америка»;
  • «Дневники Энди Уорхола»;
  • «Философия Энди Уорхола (от А к Б и наоборот)».

Идеи и талант Энди продолжают вдохновлять художников, рекламщиков, людей творчества и бизнесменов. Так, эскиз очков, найденный в архивных бумагах Уорхолла, натолкнул бренд Retrosuperfuture на мысль о создании коллекции солнцезащитных аксессуаров. Многие модные марки используют различные работы мастера для создания принтов для коллекций одежды, обоев, сумок и прочих дизайнерских вещей.

Личная жизнь

Многие современники дизайнера утверждали, что его девушкой являлась Эди Седжвик – муза и подруга художника, с которой он общался с 1965 года. Они часто появлялись вместе на мероприятиях, одинаково одеваясь и делая похожие причёски. Но для них это был больше перформанс, чем стремление продемонстрировать свои особые отношения. Их тандем просуществовал несколько лет – до того, как Эди умерла от передозировки в возрасте 28 лет.

Тайн своей личной жизни Уорхол никогда не раскрывал и публично не высказывался по поводу своей ориентации. Однако для общества Энди был открытым геем – все в его окружении знали, что он встречался как минимум с тремя мужчинами.

Одним из них считался Джед Джонсон – дизайнер и режиссёр. В 1963 году он стал одним из тех, кто работал на «Фабрике» – студии Уорхола. Энди нанял его, чтобы тот работал уборщиком, однако всё сложилось иначе – в течение 12 лет они жили в доме, купленном Джедом специально для Энди, и проводили много времени вместе.

Более ранний роман Уорхола, ещё до «Фабрики» – это отношения с Джоном Джиорно. Поэт и создатель многих перформансов был главным героем пятичасовой ленты Энди под названием «Спи», которая произвела фуррор. В фильме нет звука, и на протяжении всего времени Джон спит. Киноленту показали малому количеству зрителей, часть которых не выдержала и одного часа в кинозале. Считается, что отношения мужчин продолжались до 1964 года, после чего общение практически сошло на нет.

Фабрика

В 1964 году состоялась презентация «Фабрики», которая сопровождалась безумной вечеринкой и экспозицией арт-объектов Уорхола вроде картонной тары или упаковок стирального порошка. С этих пор Уорхол стал постоянным героем светских хроник, а «Фабрика» — излюбленным местом нью-йоркской богемы.

В студии у Энди появилось прозвище «Дрелла», производное от  Dracula (Дракула) И Cinderella (Золушка). Иногда Дрелла был эмоциональным вампиром, высасывающим все соки из своего окружения, иногда — добрым, хоть и немного пугающим приятелем.

Часто, когда Энди не занимался творчеством, он просто сидел за камерой, читая газету, и снимал, когда начинало происходить что-то интересное. Сам он редко разговаривал, любил, когда приходили новые лица, задавал им вопросы вроде «Откуда у тебя это платье?» или «Кто сделал тебе макияж?» и много смеялся. Люди приходили на фабрику с надеждой найти себя, но по факту еще больше теряли.

Боясь и одновременно страстно желая контактов с другими людьми, Уорхол, поначалу использовавший телевизор для защиты от очень глубокого погружения в чужие проблемы, нашел новое средство — магнитофон.

В своих воспоминаниях Энди рассказывает, что магнитофон «положил конец любой эмоциональной жизни». Теперь проблемы могли быть записаны на кассету и тем самым исчерпать себя. Несмотря на то, что «записываться» было выгодно не столько самому Энди, сколько тому, кто хотел поделиться с ним своей болью, были случаи, когда Уорхол платил деньги за рассказанную на пленку историю.

Из собранных кассет Уорхол придумал создать «А» роман и нанял для расшифровки записей машинисток. Получившееся произведение представляло собой полную бессмыслицу, невозможно было определить, чья это реплика, была ли выкинута машинисткой по той или иной причине какая-то часть сюжета и где происходит действие. Роман был издан в 1968 году и оказался коммерчески неуспешным.

Большой электрический стул, 1967-1968

Фабрика просуществовала более 20 лет, став вторым домом для невероятного количества музыкантов, журналистов, фотографов, моделей, киноактрис и нью-йоркской богемы. Энди был сердцем этого пульсирующего творческой энергией организма.

Американский фотограф Стивен Шор три года провел в Фабрике, снимая Энди и его окружение. Фотографу было всего 17 лет и он считал, что студия — это лучшая арт-школа.

Критический и коммерческий прием

Обрезанные и в конечном итоге нетронутые изображения с тех пор были признаны знаковыми и оказали влияние на современное искусство, положив начало тому, что теперь известно как поп-арт. Влияние того, что он был пионером этого движения, заключалось в его способности разрушить разделение между искусством высокого класса, таким как историческое и экспрессионистское, и искусством низкого класса, таким как коммерческое и более приземленное. Долговечность работ и рост цен объясняются тем, что искусство Уорхола по-прежнему актуально и отражает сегодняшний гламур и культуру потребления.

Несмотря на то, что портфолио рассматривается как единое целое, каждый принт был признан отдельным и назван в честь цветов в работе, некоторые из которых включают Orange Marilyn , Lemon Marilyn и White Marilyn . Официальные названия произведений представлены под заголовком «Без названия 1967» .

После того, как в 1962 году были сделаны первые отпечатки, Уорхол продал их всего за 250 долларов. Однако с его ростом известности в 1998 году Orange Marilyn была продана за 17,3 миллиона долларов, а совсем недавно Белая Мэрилин была продана за 41 миллион долларов. Хотя оригинальные шелкотрафаретные принты, сделанные вручную, стоят миллионы, из-за культового характера этой работы теперь можно купить модернизированную «Мэрилин» с компьютерной печатью по гораздо меньшей цене.

Детство

Дом детства Уорхола. Доусон Стрит 3252, Окленд (Питтсбург) (англ.)русск.

Уорхол (слева) и писатель Теннесси Уильямс (справа) разговаривают на борту корабля «Франция», 1967; на заднем плане — кинорежиссёр Пол Моррисси

Энди и Джимми Картер в 1977

Статуя Энди в Братиславе, Словакия

Энди (справа) с режиссёром Улли Ломмелем на съёмках фильма «Кокаиновый ковбой» (1979), в котором Энди сыграл себя

Банка с супом Кэмпбелл

Банка с супом Кэмпбелл

BMW M1, дизайн раскраски Уорхола

Королевская Шотландская академия в Эдинбурге, Шотландия. Выставка Уорхола, посвящённая 20-й годовщине его смерти. Колонны украшены изображениями банок супа Campbell

Ультрафиолет — подруга и коллега Энди

Энди Уорхол родился 6 августа 1928 года в Питтсбурге (штат Пенсильвания, США) четвёртым ребёнком в рабочей семье иммигрантов-русинов из села Микова у Стропкова на северо-востоке современной Словакии, части бывшей Австро-Венгерской империи.

Первый ребёнок — дочь Юстина, родившаяся ещё в Словакии, умерла до переезда в США. Отец Уорхола Андрей в поисках работы иммигрировал в Соединённые Штаты в 1914 году, мать Юлия (в девичестве Завацкая) присоединилась к нему в 1921 году, после смерти бабушки и дедушки Уорхола. Члены глубоко религиозной семьи были прихожанами Русинской греко-католической церкви. Он считал себя религиозным лицом. Уорхол почти ежедневно посещал литургии, и священник при церкви говорил, что он бывал в церкви едва ли не ежедневно. В его искусстве чувствуется влияние иконографии[источник не указан 709 дней].

По свидетельствам брата Уорхола, Энди был очень религиозным человеком, но не хотел, чтобы люди это видели, потому что считал свои религиозные убеждения личным делом. Художник оплатил обучение племянника, помог ему стать священником.

Отец Уорхола работал в угольной шахте, а мать, не владевшая английским, подрабатывала мытьём окон и уборкой. К 1934 году Уорхолы переехали из трущоб в более комфортабельный район. Семья жила на улице Белен, 55, а затем в Доусон-Стрит, 3252 в Окленде, окрестностях Питтсбурга. У Энди было два старших брата, Павел (Пол), родившийся в 1923 году, и Джон, родившийся в 1925 году. Сын Павла Джеймс Уорхол стал иллюстратором детских книжек.

Когда родился Энди, его матери, Юлии Варголе, исполнилось 36 лет. Она не могла и слова сказать на английском, на ней всегда было длинное крестьянское платье, фартук и платок, очки в проволочной оправе. Она продавала цветы, которые мастерила из консервных банок и гофрированной бумаги, вышивала картины, к Пасхе расписывала писанки. Мать обожала своего младшего сына и заботилась о нём всю свою жизнь. Считается, что именно она была самым влиятельным человеком в жизни Энди Уорхола и, что именно она дала толчок развитию его талантов.

В третьем классе Уорхол заболел хореей Сиденгама, также называемой «Пляской святого Витта», которая явилась следствием перенесённой ранее скарлатины, после чего большую часть времени был прикован к постели. В классе он стал изгоем. Появилась мнительность, развилась боязнь врачей и больниц, которая не отпускала его до смерти. В то время, когда Эндрю был прикован к постели, он начал увлекаться рисованием, собирать фотографии кинозвёзд и делать коллажи из газетных вырезок. Сам Уорхол позже упоминал этот период как очень важный в становлении его личности, выработавший навыки, художественный вкус и предпочтения.

Когда Энди было 13 лет, в результате несчастного случая на шахте погиб его отец. В 1945 году Уорхол окончил среднюю школу.

Техника

Стиль Уорхола развивался на протяжении всей его карьеры, становясь смелее и графичнее. В 1962 году он принял то, что стало его торговой маркой, технику трафаретной печати, которая определяла его работы. Уорхол сказал: «Я начал делать шелкографии. Я хотел что-то посильнее, что давало бы больше эффекта сборочной линии».

Массовое копирование изображений, которое привлекло его к трафаретной печати, было предшественником лазерной печати. Сначала Уорхол разметит поверхность в соответствии с тем, где должны быть нанесены цвета, поскольку шелкография включает в себя наложение чернил по одной с использованием другой рамки. Затем он помещал шелкографию на оригинал и пропитывал ее цветными чернилами и эмульсией с помощью ракеля. Затем насыщенный экран будет помещен на поверхность отпечатка, и этот процесс будет повторяться для каждого блока цвета. В « Без названия от Мэрилин Монро» Уорхол использовал пять разных сеток для каждого принта.

Джерард Маланга

Джерард Маланга, ассистент Энди Уорхола по шелкографии в The Factory

До работы ассистентом Уорхола по трафаретной печати Джерард Маланга вырос в Бронксе в очень традиционной семье. Как и Уорхол, он изучал графический и рекламный дизайн, но больше его страстно увлекались поэзией, что, как он позже понял, было трудным для получения финансового богатства. Джерард смог познакомиться с Уорхолом через общего друга-поэта в 1962 году, через три года после выпуска. В то время Джерард не знал, кто такой Уорхол, и очень мало относился к нему. «Меня больше интересовали поэты», однако то, что он считал летней работой на художественной фабрике, длилось 7 лет. Для создания более крупных работ, таких как « Без названия от Мэрилин Монро» , Уорхол нанял 20-летнего Джерарда Малангу, чтобы тот помогал ему на «Фабрике» в период с 1963 по 1967 год, название которого является аллегорией его массового производства произведений искусства. Это решение было принято на основе опыта Маланги в трафаретной печати, которой Уорхолу в то время не хватало, особенно в случае крупномасштабных работ, требующих использования очень больших экранов.

Использование цвета

Известный своим ярким и ярким цветом, Уорхол использовал несимволические цвета, которые он сам назвал «искусственными» в « Без названия от Мэрилин Монро» . Эта классификация была вызвана отсутствием представления цветов реальных объектов. Когда его спросили, пробовал ли он когда-нибудь реализм в своем искусстве, он просто ответил: «Боже, я не знаю, как это сделать». Именно эта техника дополняющего цветового ассортимента, цвета, находящиеся на противоположных сторонах цветового круга, сыграла роль в подъеме Уорхола к славе. Они сделали это через коннотацию ярких, резких цветов в эстетике поп-культуры того периода коммерции и потребления

Каждая цветовая вариация воплощает свой собственный тон и настроение, позволяя Уорхолу сообщать о важности цвета в отображении эмоций, даже если предмет остается прежним.

Первый отпечаток, желто-зеленый и розовый Мэрилин, объявил о выпуске « Без названия» от Мэрилин Монро , без полей и был немного меньше остальных. Первоначальное портфолио было расширено до 250 экземпляров, некоторые из которых были подписаны Уорхолом.

Р — Равноправие

Детство Мэрилин Монро не назовешь счастливым — она росла в бедных приемных семьях, где редко могла найти общий язык с новыми родителями. Хорошие отношения у маленькой Нормы Джин сложились с семейством Боландер — не самыми богатыми представителями американского рабочего класса. Отец семейства, мистер Боландер, работал почтальоном в Уоттсе, в основном в афроамериканском районе. Мэрилин много общалась с представителями национальных меньшинств, что, как считают биографы, сыграло важную роль в формировании ее взглядов — актриса верила в равенство классов и рас.

Пресс-секретарь Мэрилин Патрисия Ньюкомб вспоминала про интервью, которое актриса дала незадолго до смерти

Она безуспешно просила репортера написать о том, что действительно важно для нее.

50 портретов

Помимо бутылок кока-колы, банок с супом «Кэмпбелл» и других товаров широкого потребления, служивших долгое время основной натурой для этого художника, Уорхол с удовольствием рисовал портреты Мэрилин Монро. Хотя, как сказать, «с удовольствием» — работа над первыми портретами началась через неделю после смерти актрисы. Так что скорее не с удовольствием, а с особым чувством грусти и преклонения.

Первым вышедшим из-под кисти Уорхола портретом, точнее, сразу 50 портретами, стал так называемый диптих (картина из двух частей) Мэрилин. Кстати, слово «кисть» здесь несколько неуместно, так как диптих был изготовлен методом шелкографии. С помощью трафарета художник создал на одном холсте 50 абсолютно одинаковых изображений актрисы. Справа — 25 цветных, а слева — 25 чёрно-белых. Некоторые из черно-белых изображений размытые и бледные. Таким образом, художник пытался передать жизнь актрисы — яркую и броскую снаружи и, где-то глубоко внутри, наполненную самой чёрной депрессией.

Разумеется, Мэрилин Монро уже не могла в тот момент позировать художнику — портрет был скопирован с её фотографии, сделанной в 1953 году на съёмках фильма «Ниагара».

Вскоре появился ещё один портрет Мэрилин, точнее — четыре её изображения в разных цветовых гаммах, но на одном холсте. А затем — ещё пять гораздо более знаменитых портретов актрисы. Точно такие же, как на диптихе (то есть с той же фотографии), но больше размером и тоже выполненные в разных цветах. Эти портреты ценители искусства относят к лучшим творениям поп-арта.

Недалёкая дама с револьвером

Вот с этими-то портретами и вышла странная, забавная и одновременно печальная история. Когда они были готовы, в мастерскую к Уорхолу зашла некая Дороти Подбер, которая позиционировала себя как художница и «плохая девчонка». Она попросила у Уорхола разрешения «щёлкнуть» картины. Разумеется, художник не возражал, так как был уверен, что речь идёт о фотографии.

Но дамочка, как оказалось, под словом «щёлкнуть» имела в виду совсем другое. Достав револьвер, она произвела четыре выстрела в портреты, после чего клятвенно заверила художника, что вследствие её действий «невзрачные» произведения искусства только поднимутся в цене.

После такого вопиющего «демарша» дамочку выставили из мастерской и запретили впредь там появляться. А пострадавшие портреты получили название «Простреленные Мэрилин».

Справедливости ради надо заметить, что в одном Дороти Подбер оказалась права — портреты Мэрилин Монро работы художника Энди Уорхола действительно стоят теперь очень больших денег. Например, в 1989 году простреленную «Красную Мэрилин» купили за 4,1 миллиона долларов. А вот «Бирюзовая Мэрилин», которой удалось избежать пули не очень умной (или наоборот?) леди, «ушла» с аукциона уже за… 80 миллионов долларов.

Смерть Трумэна Капоте

Трумэн Капоте не скрывал своей нетрадиционной ориентации. Большую часть жизни он состоял в отношениях с писателем Джеком Данфи. Капоте больше не закончил ни одну новеллу со времен «Хладнокровного убийства». Недостаток новой прозы и других неудач, в том числе отвергнутый сценарий для адаптации книги «Великий Гэтсби», сильно повлияли на жизнь писателя. В 1972 году Капоте сопровождал группу The Rolling Stones в американском туре в качестве корреспондента для журнала Rolling Stone. Однако позже он отказался публиковать статью.

В конце 1970-х годов Капоте находился в реабилитационных клиниках из-за проблем с наркотиками и алкоголем. В одном из интервью он сказал, что если проблема не решится, то он убьет себя. Позднее Энди Уорхол, который в ранние годы в Нью-Йорке смотрел на писателя как наставника, согласился нарисовать портрет Капоте как «личный подарок» в обмен на короткие интервью в виде колонки «Беседы с Капоте». Они стали основой для бестселлера «Музыка для хамелеонов» 1980 года.

1 of 6

Трумэн Капоте умер в Лос-Анджелесе 25 августа 1984 года, ему было 59 лет. Причиной смерти было «заболевание печени, осложненное флебитом и множественной наркотической интоксикацией». Писатель скончался в доме своей старой подруги Джоан Карсон, бывшей жены телеведущего «Tonight Show» Джонни Карсона, где Капоте был частым гостем.

Капоте был кремирован, и его останки, по некоторым данным, были разделены между Карсон и Джеком Данфи. Те, что находились в доме Джоан, были украдены, а затем возвращены в 1988 году. После ее смерти остатки пепла Капоте были проданы на аукционах.

Банан (1967)

Картина «Банан» стал одним из самых расхожих образов в мировой торговле. Ярко-жёлтый банан, с характерными изменениями на кожуре, словно был только что оторван от спелой банановой грозди. Этот образ можно встретить на майках, брелоках, чашках и других предметах быта. Его часто используют в своих работах фотографы и художники.

В 1967 году Уорхол продюсировал группу Velvet Underground, и решил им помочь в оформлении первого альбома. Группа пользовалась скандальной славой из-за своего репертуара. Поначалу банан был приклеен поверх ещё одного, очищенного и с явным намеком в сопроводительном тексте «Медленно сними кожуру и смотри». Этот скандальный символ стал самым узнаваемым не только среди музыкальных дисков. В этом весь Энди Уорхол. Из простого предмета он создал эпический символ, закрепив за ним особый подтекст.

7

В СССР

Может, Капоте и «использовал все», но осторожность в случае необходимости все же умел проявлять. Поездка писателя в СССР в декабре 1955 года – не самый известный факт из его биографии

Исследователь творчества Трумена Капоте Денис Захаров отмечал, что «Завтрак у Тиффани» писатель заканчивал в поезде, идущем из Москвы в Ленинград. 

Slim Aarons

Во время первой поездки в составе участников театральной труппы, ставивших пьесу «Порги и Бесс» в СССР, писатель сумел завести знакомства в среде московской золотой молодежи, и сам факт существования таких людей в стране, скрытой почти от всего мира за железным занавесом, так поразил Капоте, что он написал повесть «Музы слышны», которую сам характеризовал как отчет о гастролях «Порги и Бесс» в Ленинграде. 

Собирая материал для этого произведения, он еще не раз наведывался в СССР. Известно, что персонажи имеют реальные прототипы, вот только писатель так мастерски завуалировал их личности, что и по сей день неясно наверняка, о ком именно идет речь в повести. Безошибочно угадывается лишь Александр Вертинский и его жена Лидия, которых Капоте представил как Нервицких.  

Стиль и произведения

Стиль Уорхола в искусстве — это его собственная концепция поп-арта и артхауса. В кино он делает тоже самое, что и в живописи. Он всегда стирает границы. Всем известна эта легендарная банка супа Кэмпбелл. Критикам очень трудно признать это, но Энди не имел никакого второго смысла, когда её изображал и преподносил зрителям. Он видит её в качестве куска от гештальта. В психологии — это нечто большее, чем сумма вещей. Если кто-то смотрит на кухонный стол, то видит не стол, скатерть и тарелки на нём, но ещё и своё отношение к пространству и времени. Стол может ассоциироваться с чем-то, что является источниками комфорта или дискомфорта. Энди не мудрит с такими конструкциями, а просто рисует банку супа, который ему на самом деле нравится. Кухню никто придумать не сможет, не успеет, психику ослепляет сама этикетка, сам образ банки. Это, кстати сказать, основная сила воздействия коммерческих упаковок. Они работают ещё до того, как человек начинает думать в качественных категориях.

Энди Уорхол работы свои любил, но более любил самого себя. Это совершенно не означает, что он был законченным эгоистом. Он помогал тем, кого считал достойным. Почему? Потому что универсальные люди многофункциональны. Так он их видел, в этом их отличие от всех остальных вещей. Люди — это более вещи, чем вещи, потому что они люди. Они имеют право использовать объекты живой и неживой природы так, как им нравится. Вот такая у него была философия. И это вовсе не призыв к вседозволенности. Ему самому насилие не нравилось, поэтому он считал насилие неестественным для людей и вещей. В общем — такой парень, которому нравятся джинсы, которому не нужно объяснять, что делать зло — это зло, потому что делать зло ему было бы слишком сложно. Это вызывает дискомфорт, а вещи и универсальные люди должны быть в порядке. Железная логика аутиста, и придраться к ней невозможно.

Публика создала много шума вокруг портретов известных личностей, образа Ленина на красном фоне, диптиха Мэрилин Монро, содержащего множество её портретов и созданного после смерти актрисы, картины «Пистолет», название которой вводит в заблуждение, потому что на ней изображён револьвер. С уверенностью можно сказать, что Энди таких тонкостей просто не отсекал. Для него было куда более важным то, что на картине изображёна копия оружия из которого некто Валери Соланас, писательница, сценаристка и радикальная феминистка, широко известная в крайне узком кругу до покушения и ставшая знаменитостью после него. Это произошло на «Фабрике», которая представляла собой художественную мастерскую, клуб, киностудию и иногда вертеп. Результатом покушения стало то, что он испытывал большие физические и нравственные страдания. Три пули угодили ему в живот, был ранен кто-то ещё из тех, кто постоянно ошивался на «Фабрике» по делу и без дела. Однако Энди не стал подавать иск на Валери. Её приговорили к трём годам и принудительному лечению в психиатрической клинике.

Из-за покушения здоровье было серьёзно подорвано, но непосредственной связи между ним и смертью не было. Выстрелы прозвучали в 1968 году, а смерть наступила в 1987 году, через 19 лет. В эти годы художник продолжал заниматься творчеством, в частности — ставил свои эксперименты с раскраской гоночного автомобиля, который представлял собой динамическое произведение искусства.

П — Подражатели и последователи

Управленцы 20th Century Fox понимали, что сам бренд «Мэрилин Монро» приносит им много денег, и эксплуатировали ее образ для продвижения других актрис — Шири Норт и Джейн Мэнсфилд. Своих «Мэрилин» создавали и другие студии. Universal Pictures продвигали Мейми Ван Дорен, а британцы Rank Organisation — Диану Дорс.

После смерти Мэрилин ее образ стал каноническим — на него не единожды ссылались Мадонна, Леди Гага и Кристина Агилера. Однажды не устояла и Синди Кроуфорд. В 1996 году модель пришла на Шоу Джея Лено в наряде Мэрилин Монро.

Синди Кроуфорд в образе Мэрилин Монро на Шоу Джея Лено. Courtesy of NBC

Личная жизнь

Энди Уорхол был открытым геем. В 1980 году он признался своему биографу, что был девственником, и хотя это факт был оспорен, он в очередной раз показывает неопределенное отношение Уорхола к теме секса и любви вообще.

Все больше людей из окружения Энди получали диагноз синдрома приобретенного иммунодефицита. Страх Уорхола перед СПИДом усиливался общей фобией врачей и всего, что было связано с больницами. Поэтому, когда один за одним его друзья и бывшие любовники начали заболевать и умирать от СПИДа, Энди не мешкая разрывал все контакты, где могла быть даже малейшая угроза заражения. К слову, не меньше Уорхол боялся «подцепить» рак, пневмонию, опухоль мозга или любое другое заболевание.

Автопортрет Энди Уорхола в фотосессии «Drag», 1981

Homo Universale

Философия универсального человека, или «homo universale», вертелась за всем этим творческим великолепием. Это не мужчина, не женщина, не вещь, не явление, но всегда нечто большее. Таким образом он репродуцировал своё восприятие гештальта. Характерно, что на одной из выставок, в качестве экспоната, он представлял самого себя. И это не следует рассматривать в качестве чудачества. Он на самом деле не имел понимания чётких человеческих границ личности, мог относиться к себе в качестве предмета, даже делать из этого тип поведения.

Он был гомосексуалистом, который никогда этого не скрывал, но это вовсе не означает, что ему был нужен именно секс с мужчинами. Скорее — он стремился к обмену энергией и вполне допускал платоническую привязанность. Так, он водил дружбу с уличным художником Жаном-Мишелем Баския, но невозможно сказать однозначно, что они были «сладкой парочкой». Энди Уорхол и Баския даже организовали совместную выставку, которая хоть и была воспринята в штыки критиками, но многое значила для Баския. Но это ни о чём не говорит, поскольку истые любовники Уорхола всем известны, но Баския включить в эту среду трудно. Границы личности Уорхол стирал вместе с Джоном Джорно, Билли Неймом,  Джедом Джонсоном, Джоном Гулдом и Китом Харингом. Хотя последнее — не точно, не исключено, что и отношения Кита и Энди были более платоническими, хотя сам Кит никогда не скрывал, что является гомосексуалистом.

Лебедушки

«Лебедь – всегда результат приверженности определенной системе эстетической мысли, это код, трансформированный в автопортрет; то, что мы видим, – воображаемый портрет, расчетливо спроецированный на публику». Лебедушками писатель называл своих великосветских подруг: Мареллу Аньелли (главный лебедь Европы), Ли Радзивилл, Глорию Вандербильт, Си-Зи Гест, Глорию Гиннесс и многих других. 

В свете он неизменно появлялся в окружении группы актрис, наследниц миллионов и аристократок. Ему радовались всегда и везде, а двери даже самых закрытых домов были распахнуты. Закончилась эта нежная дружба буквально за один день. Причиной тому послужил роман «Услышанные молитвы», который Капоте так и не закончил. 

Трумен Капоте с Глорией Вандербильт и Бейб Пейли

ullstein bild Dtl.

Сохранившиеся главы произведения были опубликованы в 1986 году, уже после смерти писателя. Когда Капоте только задумывал работу, он хотел создать своеобразный ответ американской литературы эпопее Марселя Пруста «В поисках утраченного времени». Свой роман он характеризовал как «темную комедию об очень богатых людях» и даже продал права на экранизацию книги. 

Вот только после публикации всего двух глав подруги Капоте не оценили юмор и из лебедушек превратились в кровожадных ястребов: уж слишком много сходств они обнаружили с героинями произведения. В числе первых свои двери перед носом Капоте захлопнули Глория Вандербильт, Нэнси Гросс, больше известная как Слим Кит, а также Бейб Пейли. Образы светских сплетниц, изменяющих своим мужьям, возмутили их. Сам Капоте был удивлен такой реакцией: «Чего они ожидали? Я писатель, и я использую все», – сетовал он. После этой масштабной размолвки писатель начал принимать наркотики и слишком увлекся алкоголем и так не смог преодолеть зависимость. 

Анализ [ править ]

Было высказано предположение, что отношение между левой стороной холста и правой стороной холста вызывает воспоминания об отношениях между жизнью и смертью знаменитости. Работа получила похвалу от таких писателей, как американский академический и культурный критик Камилла Паглиа , которая в 2012 году написала « Glittering Images», восхваляя то, как она показывает «множественность смыслов» в жизни и наследии Монро.

В статье от 2 декабря 2004 года в The Guardian картина была названа третьим по значимости произведением современного искусства по результатам опроса 500 художников, критиков и других. Работа также заняла девятое место за последние 1000 лет Кэтлин Дэвенпорт, директор Художественной галереи Университета Райса, Хьюстон.

Произведение искусства было куплено организатором выставки искусства / дизайна / коллекционером Эмили Холл Тремейн из студии Уорхола в 1962 году, среди нескольких других отмеченных ранних работ Уорхола. Эта работа была продана галерее Тейт в 1980 году. На протяжении многих лет Мэрилин Диптих участвовала в многочисленных выставках, включая Witty, Sexy, Gimmicky: Pop 1957-67 в галерее Tate Modern, 27 апреля 2015 г. — 10 января 2016 г.

Продюсер

Культовая рок-группа The Velvet Underground возникла в Нью-Йорке в 1964 году. Однако ее настоящая история началась год спустя после знакомства музыкантов с Энди Уорхолом. Именно он предложил взять Нико на роль вокалистки. Растущей популярности The Velvet Underground также способствовали связи художника в богемных кругах Нью-Йорка.

Нико

Adam Ritchie

Дебютный альбом под названием The Velvet Underground & Nico вышел в 1967 году и имел большой успех. Уорхол выступил не только продюсером пластинки, но и автором знаменитой обложки с изображением банана и автографом художника.

View on Instagram

Но их сотрудничество продлилось недолго: сразу после выхода дебютного альбома группа решила расторгнуть сотрудничество с Уорхолом и Нико. По словам самих участников The Velvet Underground, они хотели отказаться от меланхоличной лирики в пользу более жесткого и сырого звучания.

Сотрудничество с The Velvet Underground и оформление винила

Кроме художников, фотографов и прочих «суперзвезд» на Фабрике нередко появлялись известные музыканты вроде Боба Дилана, Мика Джаггера и Джима Моррисона.

В 1965 году Энди Уорхол стал менеджером группы «The Velvet Underground». Энди предложил группе взять в качестве вокалистки свою протеже Нико. Это сотрудничество вывело группу на новый уровень. В 1967 году был выпущен дебютный альбом «The Velvet Underground & Nico», обложку для которого нарисовал сам Уорхол. После смерти Энди ключевые фигуры группы — Лу Рид и Джон Кейл — записали альбом в память об Уорхоле «Песни для Дреллы» (Songs for Drella).

Энди Уорхол и The Velvet Underground, Калифорния, 1965 Steve Schapiro

Обложка The Velvet Underground была далеко не единственной, которую Энди сделал для оформления винила. Он также оформлял пластинки для The Rolling Stones, Diana Ross, Kenny Burrell и других топовых групп и исполнителей 60-х-80-х годов.